Вторник 17 Октября 2017 21:44
Муж Наргиз Закировой согласился на развод при условии, что Наргиз оплатит его \"долги\"
09 Июня 2016

Муж Наргиз Закировой согласился на развод при условии, что Наргиз оплатит его \"долги\"

59-летний музыкант Филипп Бальзано, муж певицы Наргиз Закировой, рассказал Life.ru свою версию драмы, случившейся в их некогда счастливой семье.

Как сообщил Бальзано, причиной семейного скандала стало не только его поведение и финансовые претензии к нему супруги, но и её собственные невыполненные договорённости. Он подтвердил, что не раз участвовал в семейных разборках с Наргиз, но категорически отверг заявления Закировой о том, что он бросался с оружием на неё и их детей.

— Филипп, каким был ваш брак с Наргиз?

— Тяжёлым. Когда мы встретились, она особо не говорила по-английски, я — по-русски, но мы всё равно сошлись. Я делал всё, чтобы быть вместе. Мы купили дом, пережили множество трудностей. Единственное, чего мы не смогли пережить, — это её известность. Это 20-летняя история.

— Как вы отнеслись к её решению подать на развод?

— Я опечален. Готовлюсь к войне, которая должна случиться. Я предложил своей жене множество альтернатив, но она предпочла ответить негативно. Сообщения, что я ей прислал, которые вы опубликовали, — я написал их после того, как был подавлен её отказом дать мне денег. Я говорю правду — всё, что я пережил. Я могу пойти на детектор лжи. Это всё крутится вокруг денег. Я — на точке кипения. Сегодня приходили отключать свет в доме. У меня нет денег на счету! Я дал им то, что было, чтобы они продлили электричество ещё на один день. Но этого не хватило. Когда я поехал в Москву в апреле, я боялся за свою жизнь: настолько сильно Наргиз не хотела меня там видеть. Первое, что я сделал — пошёл в посольство США и попросил их записать номера телефонов своих друзей, которым нужно позвонить, в случае если со мной что-то случится.

— Наргиз заявила, что вы отказываетесь разводиться мирно. Почему?

— Я сказал ей, что дам развод только на двух условиях. Первое — это три месяца испытательного срока, а второе — она услышит мои свидетельства на детекторе лжи. Она может спросить меня о чём угодно, особенно о том, изменял ли я ей. Но она отказалась. Я просто хотел доказать ей свою любовь. А её любовь разбилась о деньги, которые она мне не даёт теперь. Любой человек в Нью-Йорке может доказать, что я был лучшим мужем в городе, такого верного мужчину трудно найти.

— Вы работаете сейчас?

— Объясню. Два года назад моя жена сказала мне, чтобы я больше не работал. Два с половиной года назад я работал в кафе недалеко от дома. Когда Наргиз поехала на шоу \"Голос\" в Москву, я оттуда ушёл и стал домохозяином. Когда моя жена стала знаменитой, она оплачивала всё. Она купила мне машину, она заплатила за мои зубы, оплатила ремонт в доме, она отправила много денег, я не жалуюсь. Я смирился с тем, что стану \"домохозяйкой\". Я только сказал ей: ок, тогда нужно найти мне занятие, например, этим стал бы стал ремонт дома, студии. Она начала присылать мне деньги по каждому запросу. Я начал оборудовать звукозаписывающую студию для нас. И в один момент она сказала \"всё\". Мне не хватало 30 тысяч долларов, чтобы закончить работу. Я очень разозлился на неё. И потом, у меня появились долги больше чем на 30 тысяч. Со временем мой долг вырос до суммы в 100 тысяч. Были случаи, когда она сжаливалась надо мной и помогала мне, а через пару дней уже говорила: \"У тебя долги? Продай оборудование!\" В январе этого года она приехала домой, я хотел показать ей студию. И она сказала: \"Это твоя студия? Вау!\" Я ответил: \"Нет, дорогая, это наша студия\". Через пару дней она улетела обратно в Москву. И опять начала: \"Денег нет — продавай оборудование\".

— Вы действительно набрасывались с пистолетом на жену и сына?

— Да, был конфликт, я не отрицаю. Я даже ходил к психологу, потому что я не умею управлять гневом. После того как она улетела в Москву, она не общалась с нашей дочерью. Я две недели пытался достучаться до неё — она нигде не отвечала. Я отправил ей сообщение о том, что она должна выслать ещё денег, так как ранее она согласилась это делать. Я дал ей срок — если до пятницы 5 часов вечера по Нью-Йорку она этого не сделает, я начну рассказывать всем, что на самом деле произошло. Это была большая ошибка с моей стороны. Это безумство. Я чувствовал большой стресс. Никто не может такое пережить.

— В чём вы обвиняете жену? Ведь получается, она оплачивала ваши долги и присылала деньги.

— Да, она оплачивала долги. Но то, что она уже оплатила, — это ничто по сравнению с тем, сколько я ещё должен. Любой человек в Нью-Йорке может доказать, что я не тусовщик. Я был им, да. Мы оба были. Но с тех пор как Наргиз уехала в Россию, я перестал ходить по клубам. Сейчас я не знаю, как выжить. Каждый день я бегаю от человека к человеку, чтобы попросить денег в долг! Я не могу заниматься детьми, своей жизнью, я не могу делать ничего. 118 тысяч долларов долгов — это не шутка! Это столько, сколько я сегодня должен. Может быть, даже больше. Я пытался заставить Наргиз заговорить со мной. Но, к сожалению, всё, что она говорит обо мне, — негативно. В то время, когда мы жили с ней, я был тем, кто приносит в дом больше денег, я помогал ей с проектами. В 2000-х мы записали ей альбом Golden Cage. Я занимал денег у наших друзей. Всё время я зарабатывал больше неё. И много раз она отказывалась от работы, потому что она, к примеру, не хотела закрывать свои татуировки, а работодатели её об этом просили. Наша семья страдала. В какой-то момент я работал на трёх работах: по ночам я выступал на свадьбах, днём я продавал товары на eBay, на выходных я работал в клубах. А моя жена просто сидела дома в депрессии и плакала о том, что она не звезда.

— Вы хотите отговорить её от развода?

— Мне кажется, там, в Москве, ей кто-то советует, я не думаю, что это всё она сама. Мы прожили 20 лет, я знаю, что она может легко разозлиться, но так же легко она прощает. Так же как и я. Мы даже ходили к семейному психологу. Вы должны понять: у нас на двоих четыре ребенка, от разных отцов, разных религий, разного цвета кожи, но мне удавалось всех держать вместе. Это было нелегко. А теперь всё, что я делал, — коту под хвост. В 2001 году на меня напали, меня пытались убить в русском ночном клубе, я страдал от посттравматического синдрома. Мне прописали антидепрессанты. Сейчас спустя 15 лет мне снова они потребовались. Только на них я выживаю. Я не знаю, что делать! Я просил её поговорить со мной. Последний раз мы говорили о разводе. Я озвучил ей детали и условия развода: ты оплачиваешь залог. Согласно закону, в Нью-Йорке при разводе супруги делят всё пополам. У меня есть машина и нерабочая лодка, моя доля в доме, моя студия. Но она отказывается делить. Говорит: \"Это все мои деньги\".

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс