Среда 21 Февраля 2018 16:31
Роза Отунбаева: Наш народ требует, чтобы власть выполняла свои обещания (видео)
06 Мая 2013

Роза Отунбаева: Наш народ требует, чтобы власть выполняла свои обещания (видео)

Незаменимый президент? Такого понятия в политике нет!
Интервью «Озодагон» Розы Отунбаевой, бывшего президента Кыргызстана. Роза Отунбаева - первая женщина в странах региона и СНГ, которая смогла выиграть президентские выборы.


- Роза Исаковна, в других странах нашего региона одни и те же лица правят по 20 лет и больше. В этом плане кыргызский опыт уникален. В чем причина, что Кыргызстан стал единственной страной, где уже сменились 4 лидера за короткий промежуток времени?

- Я считаю, что уникальность страны в том, что мы народ, который привержен свободе. Народ, который требует, чтобы власть выполняла свои обещания. Если власть не выполняет обещания, народ не намерен терпеть и немедленно выступает против. Так случилось, что народ выступил против узурпации власти и в 2005 году и в 2010 году.

Роза Отунбаева: Наш народ требует, чтобы власть выполняла свои обещания (видео)


Каждый президент должен понимать, что он не незаменимый, такого понятия в политике нет вообще. Я встречалась с президентом Клинтоном, который ушел на заре экономического роста США, время его правления было самым лучшим, пожалуй.
Он пользовался огромной популярностью. Это человек, который внес решающий вклад в выборную компанию Обамы.

Вы знаете, не обязательно быть президентом, ты можешь оказываться влияние на свою страну, на нацию и другие страны, не будучи этом на посту. Президент - это не Бог. Высший чиновник, но избранный народом.

Когда мы писали Конституцию, закладывали один 6-летний срок. Потому что, предыдущий опыт показывает, они как усядутся, ах, как нравится им власть. И хочется властвовать всласть. Если бы только один президент. Вся семья, очень глубоко как клубень заседает. А народ должен только смотреть и думать, какой кусок собственности к кому из родственников перешел. У нас люди этого не терпят, все, что было нажито народом, должно ему и служить.

- В какой момент Акаев потерял чувство реальности? Когда он начал зажимать журналистов и репрессировать оппозиции?

- Я думаю, что годов с 95-х он потерял это чувство. Акаев, ранее никогда не работавший во власти, не проходил ступени в системе власти. Он был избран президентом Академии наук.

Став президентом республики сделал очень много дел для республики в первые годы президентства. Он тогда был человеком прогрессивным. Но, власть его съела. Соблазн был слишком велик, он сам и вся семья, потеряли контроль над собой, смешали государственные и личные интересы. Семья стала очень активно вмешиваться в управление страной, глубоко влипла в приватизацию.

- Личность самого Акаева сыграла роль или его окружение?

- Я никогда, особо его окружение не винила. Он сам должен видеть, чувствовать и понимать. На то и лидер, чтобы подавать пример. Перед ним Конституция лежит. Если в законе написано два срока, будь добр, уходи после окончания. Там написано, что народ есть единственная и непреодолимая сила в государстве, следуй этому. Если пренебрегаешь главным документом и воображаешь, что ты от Бога и все должны жить в соответствии с твоими указаниями, на этом твоя власть и заканчивается.

- В Кыргызстане произошли две революции. Как вы думаете - это не предел. И можно ли в дальнейшем ожидать подобных событий?

- У нас своя история. Происходят изменения, которые делают нашу жизнь поворотной, в такие моменты, как 7 апреля и 24 марта 2005 года. Мы будем жить как наш народ.

- Создается впечатление, что, несмотря на две революции, радикально изменить систему не удалось...

- Прошло три года с момента революции, Конституцию мы приняли 27 июня 2010 года, президент был избран в ноябре 2010 году, прошло не так много
времени. Во всем СНГ только мы и Молдова, пожалуй, те кто проводит в жизнь парламентское правление.

Это весьма сложная система. Ведущие комитеты отданы оппозиции. У нас Кельдибеков, глава комитета по финансам, может любого министра вызвать.

Точно также комитет по безопасности, может вызвать и МВД и СНБ и расследовать любое дело. Каждый маломальский скандал или воровство разбирается на общественной сцене. У кого вообще такое есть?

Мы ведь только сейчас все начинаем вводить в жизнь. Демократии Великобритании - 600 лет, швейцарцы 700-летие демократии отметили. В штатах, примерно 200 лет.

Роза Отунбаева: Наш народ требует, чтобы власть выполняла свои обещания (видео)


А за три года мы многому научились. Научились формировать коалицию большинства. Наконец-то депутаты перестают дубасить свое же правительство. Уже начинают его охранять. Мы выборную систему доводим до низа, перешли на пропорциональную систему, чтобы все роды и племена убрать из виду.

Рецепт, когда правящая партия является локомотивом, движущей силой, работает успешно и на западе и на востоке. Все те, кто говорит, это не годится, рано и так далее. Да побойтесь Бога, что вы хотите от 3-х летнего малыша! У нас народ вместе с нами созревает.

Слышали, какие сложные вопросы люди из села задают? Почему коалиция так действует, почему оппозиция эдак действует.

Мы все делаем на ощупь, проходим свои уроки парламентаризма. И то, смотрите, какой прогресс. В Польше, в 90- е годы, каждый год правительство менялось. Шум стоял на всю планету. Очень эмоциональные люди, эти поляки. Но сегодня их правительство 5 лет выдерживает. Они всю систему прикрутили как платье к своему телу. Пожалуйста, самое успешное правительство и экономика. Парламентская демократия работает. А авторитаризм очень легко исполняется, я начальник – ты дурак, вот и все.

- Что нужно сделать в ближайшее время, чтобы улучшить систему правосудия?

- Мы на этом участке пока не видим результатов. Правосудие – это часть тоталитарной машины во всех наших странах. Она связана с репрессиями, насилием, диктатом. Это очень трудно меняется.

Мы никак не можем провести реформу в правоохранительных органах. Я еще, в свое время объявляла войну коррупции. Теперь каждый день кого-то арестовывают. Но, народ все равно не чувствует, что есть прогресс на этом фронте. Люди не получают удовлетворения.
Сейчас мы не имеет такого источника абсолютной власти как президент, теперь управляют 5 партий. Наши партии отобрали такие комиссии, которые не выбирают нам лучших судей. И весь материал, который идет в суды, он либо поражен, либо не качественный. Все-таки проходят там коррупционные схемы.
Суды отвечают просто: «Всегда будут довольные и недовольные. Идеального решения не бывает». Но у нас те, кто должен был проиграть – выигрывают. В судах белое становится черным.

Однако, все-таки есть большое очищение. Верховный суд процентов на 70% изменил состав. Мы разогнали Конституционную палату, в которой все делалось с потворства президента.
Семь изменений в конституцию прошли с абсолютизацией власти в руках президента. Раньше члены конституционного суда могли сидеть на своем месте до 70 лет. Сейчас вводятся поправки, только до 7 лет.

- Каковы на ваш взгляд, три самые главные проблемы кыргызского общества и государства?

- Правосудие – центральный элемент. Мы должны изменить систему, от этого зависит экономика.

Новая система способствовала бы и борьбе с коррупцией. Это тоже наша беда. В свое время я инициировала создание общественно-наблюдательных советов в каждом министерстве.

Ветераны министерства, общественники и специалисты, кто хочет вложить свой труд в работу этой отрасли, трудятся волонтерами. Они наблюдают за бюджетом ведомства.
У нас мизерные бюджеты, но и их кушают. Как черви кушают. На всех не напасешься.
Еще одна беда – борьба с бедностью. У нас уже никто не любит говорить слово «бедность». Нужно сосредоточено работать с населением внизу, которое пытается выкарабкаться. До сих пор в стране 30% бедных.



Внимание всей государственной машины, всех государственных структур, партий должно быть направлено на борьбу с бедностью. Как говорит Мухаммад Юнус, поместить бы бедность когда-нибудь в музей, чтобы наши дети спрашивали, что такое быть бедным?

- Регионализм не входит в число этих проблем?

- Эта беда тоже есть, она ходит рядом. Я работала пять лет послом в Великобритании, шотландцев как только не уговаривают. Шотландец Браун был премьер-министром, шотландцам все ключевые позиции дают, но почему-то Шотландия хочет быть независимой. Точно также ведет себя Уэльс.

Вопрос регионализма у нас построен непонятно на чем. В Кыргызстане юг и север – это кыргызы. Один и тот же язык, одна религия.

Абсолютно никаких различий, просто одни жили в Ферганской долине и прошли Кокандское ханство, другие жили на севере и всегда были свободными. Разница только в менталитете. Северяне никогда не жили под ханами, мыслят свободно. В чем беда Ферганской долины, почему люди не могут ужиться? Есть объективные причины. Дефицит ресурсов, земли, воды и власти. Все эти вещи сходятся воедино.

- Могли ли вы два года назад предотвратить события в Оше?

- Да, наверняка можно было предотвратить, но республика была в сложной ситуации, после апреля все просто расходилось по швам. Пробакиевские силы кидали все ресурсы и возможности для того чтобы, как говорил бакиевский сын, устроить в каждом месте «кипиш». После нас хоть потоп – вот какой была их философия.

Поэтому, где было плохо, там рвалось. Можно было сдерживать то, что происходило на юге при более мирной ситуации. Но, вспомните 1990 год, когда был могучий Советский союз. Какие были колоссальные силы, какие войска, но при этом все разорвалось. СССР потребовалось четыре месяца, чтобы все погасить. У нас на все ушло четыре дня. Мы сумели купировать этот кризис. Временное правительство многое сделало для этого.

- Это были внешние силы или напряжение тлело давно?

- Не могу сказать, там работали международные, государственные и парламентские комиссии. Поле было чисто для всех. И тем ни менее, очень трудно сказать были ли там внешние силы. До сих пор множество воспоминаний, но, ни к чему конкретному пока не пришли.

Я удивляюсь, когда и меня и временное правительство обвиняют в этой ситуации. Слушайте, то, что Ферганская долина является очагом напряженности и кризиса – это известно очень давно.

Есть такая международная организация «Кризис груп», которая еще до 2000 года посадила на юге свой центр. Эксперты выявили, что это очаг кризиса. Во всем мире у них есть каких-то 15-17 точек, и Ош в том числе. Из этого города много докладов пошло в Брюссель. Да, там тлело. В ОБСЕ есть доклады за все последние 15 лет в лицах и фактах. Это очень сложная точка, за которую мы все несем ответственность.

- Почему Вы отпустили Бакиева, вы не желали кровопролития?

- В то время была такая необходимость. 7 апреля он двинулся в Ош, из Оша его выгнали он поехал в Джалал-Абад. Там пытался собрать парламент. Недавно Исхак Масалиев давал интервью, он сказал, что был избран спикером того парламента. То есть, они хотели на юге восстановить власть и снова привести Бакиева через заднюю дверь.

Он стал раскачивать ситуацию, собирать своих сторонников и земляков. Какие-то экстремисты начали к нему собираться, с тем, чтобы пойти на Бишкек. Он убил около 100 человек здесь, но, не налакавшись крови, опять хотел вернуться. Ситуация была взрывоопасна, он мог начать делить страну на север и юг, устроить гражданскую войну. В Вашингтоне тогда шла конференция по вопросам ядерного разоружения.

Три президента Обама, Медведев и Назарбаев обсуждали ситуацию по Кыргызстану и пришли к выводу, что нужно стране помочь. Они дали совет, что необходимо Бакиева из страны выпустить и помогли его отсюда эвакуировать. Ведь Бакиев был серьезной помехой для установления мира в республике.

- Будучи президентом, вы общались с лидерами соседних стран, которые правят уже по двадцать лет. Для них кажется дикостью, то что в ближайшей стране могут проходить какие-то выборы, может существовать политическая конкуренция. Не сложно было с ними общаться?

- Мы все здесь соседи и обречены жить вместе. У нас есть уважение к народам. Народы вечны, а правители приходят и уходят. Да, лидеры все разные.

Например, Ислам Адбугалиевич, стоит в противоположной позиции в отношении к власти. Но он сыграл существенную роль в фиксации конфликта на юге. Я лично ему признательна, потому что он обещал и сдержал слово. Он плотно закрыл границы, и это было очень важно для проведения нашего будущего референдума и выхода из той патовой ситуации.

Посмотрите, что сейчас делается на арабском Востоке. Путин сказал, что арабская весна началась с Кыргызстана. Посмотрите, что делается в Сирии?

А мы за полтора года многих сменили. Сейчас к власти приходят абсолютно новые люди. К ним отношение снисходительное из-за отсутствия опыта. Я, например, человек советской формации. Когда я была членом МИДа СССР и председателем комиссии ЮНЕСКО, Кельдибеков только закончил воронежский институт и приехал в Кыргызстан работать.

То есть, между нами такая большая разница! Я тоже могла бы сказать: «Молодой человек, ты что управлять будешь?». Но жизнь берет свое. Я работала министром иностранных дел, когда Омурбек Текебаев, учитель физики, только был избран в парламент. Не знаю, Ташиев закончил в это время университет или нет. Но теперь мы все политики с большими именами, поэтому снисходительность ни к чему. Все должны относиться к своим политикам как к реальным личностям.

- Как бы вы оценили поступок Ташиева?

- Он получил заслуженное наказание. Мы строим правовое государство, все должно быть в соответствии с законом. Судебная власть так решила.

У нас давно нет телефонного права вмешательства в судебные решения. Когда были парламентские выборы и Ата-Журт шел первым, я не вмешивалась.

Мы сидели и следили за результатами по монитору. Ата-Журт всю ночь шел первым, почему бы мне под утра не помешать кашу и не вывести СДПК или Ата-Мекен вперед? Но мы этого не делали. Потому что обещали народу, что все будет по закону.

- Считаете ли Вы, что Кыргызстану необходимо отказаться от центра транзитных перевозок в аэропорту «Манас» как от раздражающего фактора для соседних стран?

- У нас договор подписан до 2014 года. В соответствии с этим документом, президент Атамбаев считает, что Америка должна покинуть аэропорт «Манас» после окончания срока. Вся страна сейчас придерживается этого курса. Следующий год – год отхода большинства войск НАТО из Афганистана. Для нас тревожный год, Америка уходит, а мы остаемся. Талибы и другие реакционные силы тоже к этому готовятся. Другие государство, Россия в том числе, не должны забывать, что если ставится вопрос о глобальном игроке, значит, появляется вопрос ответственности за безопасность на этом крае. Мы все члены ОДКД и, наверно, в свои права вступит ОДКБ, которая будет защищать и вас и нас. Мы соприкасаемся с Афганистаном. Говорят, что база раздражает и Китай и других соседей в регионе. Хорошо, у нас есть 2014 год и отход этой базы. Мы как суверенное государство имеем право об этом заявить и Америка должна будет уйти. Но, тогда, вступает вправо ответственность всех стран региона за безопасность здесь.

Марат Мамадшоев,
Евгения Лим,


«Озодагон»

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ



АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс