Пятница 25 Сентября 2020 21:56
Мутабар Таджибаева: Гульнара Каримова и атташе Денис Макаров оклеветали нас
20 Марта 2013

Мутабар Таджибаева: Гульнара Каримова и атташе Денис Макаров оклеветали нас

В начале марта этого года известная правозащитница, руководитель находящейся во Франции Международной правозащитной организации «Клуб Пламенных Сердец» Мутабар Таджибаева поехала в Женеву для участия в десятидневном Международном кинофестивале и форуме по правам человека (FIFDH).

Также в ходе своего визита в Швейцарию правозащитница и несколько ее коллег побывали в одном из самых фешенебельных районов Женевы - Колонья, а именно перед домом Гульнары Каримовой - старшей дочери президента Узбекистана Ислама Каримова (7 Rue Prevote, Cologny, Geneva).


Они хотели увидеть дом Каримовой и провести беседу с ней о ситуации в Узбекистане и проблемах, связанных с нарушением прав человека в стране. Однако тогда им не удалось встретиться со старшей дочерью Ислама Каримова.

Вскоре после их визита к дому Гульнары Каримовой, полиция Женевы начала разыскивать Мутабар Таджибаеву. Полицейские заявили, что миссия Узбекистана при женевском отделении ООН, которую возглавляет Гульнара Каримова, подала в полицию жалобу против Мутабар Таджибаевой и ее коллег. В тот же день журналист из Женевы Андре Лорш, который также был среди тех, кто посетил особняк Гульнары Каримовой, по просьбе Мутабар Таджибаевой позвонил в полицию. Однако полицейские заявили журналисту, что не будут давать ему никакой информации по телефону и попросили, чтобы Таджибаева сама явилась в полицейский участок, находящийся в аэропорту.

Но Мутабар Таджибаева в тот же день покинула Швейцарию. Приехав во Францию, где правозащитница в течение нескольких лет проживает в иммиграции, она наняла адвоката для защиты своих интересов в женевской полиции.

Позже выяснилось, что в жалобе руководитель Международной правозащитной организации «Клуб Пламенных Сердец» Мутабар Таджибаева обвиняется в попытке незаконно войти в дом, посягнув на личное пространство и собственность лиц, обладающих дипломатическим статусом.

12 марта руководитель Международной правозащитной организации «Клуб Пламенных Сердец» Мутабар Таджибаева снова поехала в Женеву для участия в 22-ой сессии Совета по правам человека. Вместе с тем, в ходе своей поездки правозащитница встретилась и с представителями полиции.

В интервью «Жараён» Мутабар Таджибаева рассказала о своем визите в полицию Женевы и других подробностях относительно жалобы миссии Узбекистана при женевском отделении ООН.

Жараён:Госпожа Таджибаева, Ваше участие на Международном кинофестивале по правам человека закончилось тем, что полиция Женевы начала розыскивать Вас. Спустя несколько дней Вы снова поехали в Женеву. В чем заключалась цель Вашей повтороной поездки в Швейцарию?

Мутабар Таджибаева: Меня пригласили в Женеву для участия 13 марта в 22-ой сессии Совета по правам человека и в параллельном мероприятии ООН под названием «Евразия: Молчание правозащитников из Азербайджана, Туркменистана и Узбекистана», которое проходило в рамках сессии. Организаторами данного мероприятия стали Международная общественная организация CIVICUS, созданная в виде всемирного альянса за гражданское участие, штаб-квартира которой находится в Южной Африке и Международная Федерация за права человека, известная также как (FIDH), базирующая во Франции.

На этом мероприятии в основном обсуждались вопросы оказания давления на правозащитников из вышеперечисленных трех стран, заведения на них уголовных дел по сфабрикованным обвинениям, лишения их свободы и применения против них пыток с целью восприпятствования профессиональной деятельности. В своей речи в ходе данного мероприятия я рассказала о том, что к объявленной амнистии по случаю празднования 20-летия Конституции Республики Узбекистан власти не выпустили на свободу ни одного политического заключенного, среди которых есть правозащитники, независимые журналисты, активисты гражданского общества, а наоборот завели против них дополнительные уголовные дела, добавили сроки за якобы «нарушение» внутреннего порядка тюрьмы.

На мероприятии также участвовал и бывший представитель Международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» Игорь Воронцов, который рассказал о положении международных и местных правозащитников.

Представитель студенческого движения «Пламенные Сердца» Марина Лебедева выступила с речью и рассказала о том, что отношении узбекских заключенных механизмы международного права в не работают. Также она особо подчеркнула ситуацию с узбекскими беженцами в Казахстане, когда власти этой страны не выполняют свои международные обязательства, и по требованию Узбекистана выдают беженцев в Ташкент. (Материал об этом мероприятии будет опубликован отдельно – Жараён).

Но участников этого мероприятия также интересовала моя встреча с представителями полиции Женевы и чем она завершилась. В результате мне пришлось рассказать им о моем визите к роскошному дому Гульнары Каримовой и деталях встречи с полицейскими.

Жараён: И так, Вы встретились с представителями женевской полиции?

Мутабар Таджибаева: Да, моя встреча с представителями полиции Женевы, которую я планировала ранее, состоялась. Мы планировали, что приедем в Женеву 12 марта после обеда, а в полиции будем примерно к 15 часам. Они обещали, что переводчик, который должен был участвовать на допросе, подойдет именно к этому времени. Но в этот день в Париже выпал сильный снег и в дорожном движении возникли изменения. Поэтому мы приехали в Женеву с опазданием на несколько часов. Пока мы были в пути, полицейские звонили нам и узнавали, едим ли мы и в какое время мы будем у них. Сразу после приезда в Женеву, мы направились в полицейский участок, который находится в аэропорту.

Жараён: Вам удалось узнать, почему ранее они розыскивали Вас?

Мутабар Таджибаева: В департамент полиции безопасности (Departament de la securite police), находящийся в аэропорту я пошла вместе со своим адвокатом Амели Пигет, Игорем Воронцовым и Мариной Лебедевой. Я хотела, чтобы во время допроса эти люди были рядом со мной. Я попросила их проследить за тем, чтобы весь процесс прошел без каких-либо нарушений. Я объяснила им, что зная возможности Гульнары Каримовой, и исходя из своего раннего опыта общения с узбекскими милиционерами, зная, какие шаги они могут предпринимать в такой момент, имею право с недоверием относиться к полиции Женевы и переводчику, которого они предоставили мне. Но полицейские согласились допустить на допрос только одного моего представителя и сказали, что он может всего лишь слушать, как ведется допрос.

После этого допрос, на котором вместе со мной участвовали адвокат, Игорь Воронцов и переводчица, начался в 18 часов и продлился три часа.

В ходе допроса выяснилось, что на нас в письменном виде никто не подавал жалобу в полицию. Атташе миссии Узбекистана при женевском отделении ООН Денис Макаров пошел в полицию вместе с переводчиком и в устной форме пожаловался на всех тех, кто побывал у особняка Гульнары Каримовой. После он был допрошен полицейскими на основании своей жалобы. После этих показаний полиция начала предварительное следствие и поэтому я была вызвана в тот день в полицейский участок.

На основании показаний Дениса Макарова полиция начала подозревать нас в совершении преступления согласно 186 статье Уголовного кодекса Швейцарии. Если бы сказанное в показаниях Макарова действительно подтвердилось, то полицейские возбудили бы в отношении нас уголовное дело.

Тут я хотела бы в кратце остановиться относительно показаний Дениса Макарова женевским полицейским. Он сказал им, что услышав шум, вышел на улицу и увидел пятерых, которые снимали дом на камеру. После он потребовал от них прекратить съемку. Когда он открыл дверь Крейг Мюррей якобы начал снимать внутрь дома. А когда Денис Макаров начал нас прогонять от дома Каримовой, я якобы пригрозила ему публикацией негативных материалов в СМИ.

Я сказала полиции, что показания Дениса Макарова являются полной ложью. Он обманул их, сказав, что в тот день камера на воротах дома не работала. А Гульнара наоборот пишет в своем блоге, что у нее имеется видео о нашем визите. Поэтому я попросила полицейских приобщить к этому делу видеосъемку, о которой заявила Каримова. Также я сказала им, что и мы в свою очередь готовы предоставить видеосъемку, отснятую в тот день возле дома Гульнары Каримовой в Колонье.

Потом я рассказала полицейским о том, что действительно произошло в тот день у дома Гульнары Каримовой.

На самом деле, во время проведения Международного кинофестиваля мы узнали, что организаторы пригласили на это мероприятие и представителя Узбекистана при женевском отделении ООН Гульнару Каримову. Нам стало известно, что ей сообщили о показе фильма «Резня в Узбекистане», о том, что после этого состоится дискуссия. Но она не дала никакого ответа относительно своего присутствия на кинофестивале. Мы также искали 1 марта Гульнару Каримову и ее офис в здании ООН. Однако нам сообщили, что ее никогда не видели на встречах ООН, что она никогда не участвует на мероприятиях, посвященных Узбекистану. Люди сказали нам, что знают номера телефонов миссии Узбекистана при женевском отделении ООН, но когда они звонили по этим номерам, им всегда отвечал автоответчик.

Поэтому, 2 марта, я, бывший посол Великобритании в Узбекистане Крейг Мюррей, известный датский кинорежиссер Майкл Андерсен, бывший представитель «Хьюман Райтс Вотч» Игорь Воронцов и журналист из Женевы Андре Лорш направились в Колонью, чтобы найти дом Гульнары Каримовой.

В тот день Денис Макаров не вышел на улицу, услышав шум, как он заявил полицейским. Мы позвонили в дверь, но никто нам не ответил. После, чтобы известить о нашем приходе, по инициативе Крейга Мюррея я и он тоже опустили в почтовый ящик свои визитные карточки. В это время Майкл Андерсен снимал все на видео камеру. Спустя несколько минут кто-то что-то крикнул, то ли на английском, то ли на французском языке. Я не поняла. Майкл специально переспросил этого человека, спросив его «Что?», на что тот ответил «Не снимать». После мы спросили его о том, принадлежит ли этот особняк Гульнаре Каримовой, на что он ответил, что не слышал о ней, что этот дом принадлежит какому-то армянину, что он сам является всего лишь охранником дома. Мы долго общались с ним и спрашивали у него, слышал ли он о Гульнаре и Лоле Каримовых, которые купили дома в самом богатом районе Женевы – Колонье. Он ответил нам, что впервые слышит об этом. Но все же у нас были сомнения по поводу сказанного этим человеком.

Во-первых, во время поиска в Интернете именно этот дом был указан в качестве особняка Гульнары Каримовой.
Во-вторых, по акценту человека, который представился охранником дома некоего богатого армянина, было понятно, что он русский из Узбекистана.

Когда мы подошли к дому, я стала ближе к воротам и начала давать интервью Майклу Андерсену. В это время к нам вышел мужчина, который запечетлен на фото, и сказал, что против нашей съемки. «В этом районе водятся разные воры, вы тоже снимаете на видео наши камеры безопасности. Я не знаю, кто вы и какова ваша цель», сказал нам мужчина. Я сказала ему, что в почтовом ящике есть наши визитные карточки, что он может посмотреть их. Он открыл почтовый ящик и, взяв в руки мою визитную карточку и карточку Крейга Мюррея, заявил, что «Такие вещи можно изготовить сколько угодно, и что это не может служить документом, определяющий вашу личность». Потом на его мобильный телефон пришло СМС-сообщение, прочитав его, он попросил нас дать ему какой-нибудь документ, подтверждающий нашу личность. Я стояла близко к нему, потому я и дала ему свой документ. В это время на его мобильный телефон пришло еще одно сообщение. Он прочитал его и сделал два шага внутрь дома. После он сфотографировал мой документ на свой телефон и вернул его мне. Именно в это время он сказал, что это территория государства, что мы не можем снимать на видео этот дом. Мы спросили его, какому государству принадлежит эта территория, на что он нам не ответил. После этого мы ушли.

Из всего этого понятно, что охранник дома Гульнары Каримовой Денис Макаров оформлен в качестве атташе миссии Узбекистана при женевском отделении ООН. Он получает большую зарплату, которую ему выплачивает правительство Узбекистана. Если он является атташе, то почему он не вышел к нам, когда мы позвонили в дверь и не представился? И если мы, как он заявил полицейским, пытались ворваться внутрь дома, то почему он не побоясь открыл ворота и вышел к нам? Почему он не сказал, что этот особняк принадлежит узбекскому дипломату Гульнаре Каримовой, что ее права зщищены международными законами, и что нам надо уйти? Почему Денис Макаров, не говоря нам ничего о доме Гульнаре Каримовой, в тот же день пошел в полицию и от имени атташе пожаловался на нас? Если бы он не пожаловался в полицию в тот же день, то мы даже не узнали бы точно, что этот особняк принадлежит Гульнаре Каримовой. У нас были бы только предположения. Потому что данные из Интернета не были полностью достоверными.

Вопросов очень много и я попросила полицию Женевы внести ясность в эти вопросы.

Жараён: Ранее в своем блоге Гульнара Каримова обвинила Вас в том, что Вы якобы ворвались, точнее попытались незаконно войти в ее дом, посягнув на личное пространство и собственность лиц, обладающих дипломатическим статусом.Каримова даже заявила, что обратилась по этому поводу с жалобой в полицию. Скажите, эта жалоба была подана от имени самой Гульнары Каримовой?

Мутабар Таджибаева: В деле о подаче жалобы в полицию фигурирует имя только Дениса Макарова. Но было не трудно понять, что Гульнара Каримова через свои каналы оказала воздействие на полицию Женевы с тем, чтобы те возбудили против нас уголовное дело и ускорили против нас весь процесс. Несмотря на то, что показания Дениса Макарова были очень краткими, во время нашей встречи полицейские не скрывали своего удивления, когда уже я рассказала им свою версию произошедшего. Даже мой адвокат несколько раз переспросила меня: «Этот случай произошел именно так, как Вы говорите, это правда?». Из всего этого я поняла, что Гульнара Каримова, прячась за занавесом, хотела руководить всем процессом.

Жараён: В своем блоге Гульнара Каримова пишет, что у нее имеется «свое видео этого мартовского нашествия». Полиция Женевы дала Вам какую-нибудь информацию относительно этого видео?

Мутабар Таджибаева: В полицейский участок я взяла с собой интервью, которое было напечатано в блоге Гульнары Каримовой и других лояльных ей узбекистанских сайтах. Показания Дениса Макарова полицейским Женевы и интервью Каримовой состоят полностью из клеветы и лжи. Там только в одном месте есть разница. То есть, Макаров сказал полицейским, что «в день нашего визита на воротах дома не была установлена камера». А Гульнара Каримова написала в своем блоге, что им удалось «сделать свое видео этого мартовского нашествия».

Жараён:Что Вы еще можете рассказать нам о встрече с женевскими полицейскими?

Мутабар Таджибаева: Как я говорила ранее, наша встреча длилась три часа. Мы вышли оттуда в девять часов вечера. Я думаю, что ни полицейские, ни переводчик, ни адвокат не пожалели потраченного времени на выслушивание моего мнения относительно каждого пункта протокола допроса и моих требований по внесению изменений в протокол. Потому что я знаю, что этот протокол является историческим документом и в будущем он сыграет важную роль, когда придет время обсуждения преступлений, совершенных семьей Каримовых.

В первую очередь, Майкл Андерсен предоставит широкой общественности видео, отснятое возле дома Гульнары Каримовой. Мы надеемся, что и Гульнара Каримова в свою очередь предоставит общественности видео, о котором она упомянула в своем интервью.

После просмотра обеих видео сюжетов, пусть узбекский народ дальше решит, кто говорит ПРАВДУ, а кто ЛЖЕТ!!!

Напомню, что в своем интервью Гульнара Каримова говорила следующее: «По всей видимости, эта пришедшая к нам в дом в Женеве группа людей пыталась поздравить нас с приходом весны и выразить свое неудовольствие, криками добиваясь, чтобы к ним вышли, как они заявили в открывшуюся дверь, я или моя сестра Лола. Они бесцеремонно старались проскочить в открытые двери и обойти вокруг дома, активно снимая все на камеру. Мы были вынуждены подать вызов в полицию, а также сделать свое видео этого мартовского нашествия, как они сами называют себя, «правозащитников»».

Теперь, когда все прояснилось, выясняется, что Денис Макаров обратился в полицию с ложными показаниями и за эти действия в Уголовном кодексе Швейцарии предусмотрено наказание.

Также уже доказано, что Гульнара Каримова заранее планировала свое интервью, опубликованное в ее блоге и ряде лояльных ей сайтах. Она это сделала с целью опорочить нашу честь и достоинство, и оклеветать нас.

Жараён: Госпожа Таджибаева,как Вы относитесь к описанию Гульнары Каримовой в своем блоге Вас и Ваших коллег и ее мнению относительно произошедшего события возле ее дома?

Мутабар Таджибаева: В своем блоге Гульнара Каримова обвинила нас в том, что мы «всегда готовы отрабатывать полученные средства, не имея больше ни других интересов, ни занятий, ни увлечений, ни серьезно оплачиваемой работы». Кроме всего Гульнара, которая любит каждый раз подчеркивать, что она непосредственно связана с миром Интернет, говоря обо мне, заявила следующее: «Мутабар Таджибаева, представляющаяся ни меньше, ни больше – президентом «Club des Coeurs Ardents».

Ели бы Гульнара Каримова, возглавляющая миссию Узбекистана при женевском отделении ООН, немного порылась в Интернете, то смогла бы найти достаточно информации о том, что я являюсь обладательницей нескольких престижных международных премий, что организация «Club des Coeurs Ardents» под моим руководством прошла государственную регистрацию во Франции, что веб-сайт организации действует уже в течение двух лет, и что за этот период мы успели сделать достаточно полезных для узбекского общества дел. Кроме того, недавно во многих изданиях были опубликованы материалы о том, что мы направили в ООН жалобу, в которой обвинили правительство Узбекистана в серьезных преступлениях. Я считаю, что представитель Узбекистана при женевском отделении ООН должна была быть хорошо информирована относительно всего этого.

Ее характеристика в мой адрес, высказанная с целью унизить меня еще раз доказывает, что она дипломат, который так «преданно» относится к своей должности и обязанностям. Я считаю, что она без стыда и совести оклеветала нас, обвинила в совершении преступления, и все это еще раз показывает истинное лицо правительства Узбекистана. Мы столкнулись с давлением Гульнары Каримовой и узбекских властей в демократической стране. Если бы я была в Узбекистане, то меня уже давно бы арестовали, лишили всех прав, и начали бы следствие по обвинению «в совершении» сразу нескольких преступлений.

Жараён: Вы получили в полиции копию этой жалобы и сообщили ли Вам полицеские о том, как будет дальше идти процесс по этому делу?

Мутабар Таджибаева: Зайдя в полицейски участок, я впервую очередь потребовала от них дать мне копию жалобы, написанную против нас. К сожалению, по законам Швейцарии на момент рассмотрения жалобы в полиции, они, оказывается, не дают никому копию документов. Они даже не показывают оригинал жалобы. Полицейские всего лишь говорят от кого поступила жалоба и что в ней изложено.

И полицейские и мой адвокат объяснили мне, как будет идти дальше процесс по этому делу. Они допросили меня, и теперь будут готовить отчет и предоставит его в Швейцарскую миссию ООН. После этого, документы дела будут переданы в прокуратуру. Потом прокуратура решит, закрыть это дело или нет. Как только дело будет передано в прокуратуру, у меня будет право взять копии со всех документов. И я уже потребовала от полицейских предоставить мне все необходимые копии.

Как мы поступим дальше, какие правовые действия предпримем – это мы, «преступники», посетившие хоромы Гульнары Каримовой, решим посоветовавшись все вместе. И этот процесс обязательно продолжиться.

My Webpage

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс