Четверг 29 Октября 2020 00:55
Что делать с режимом Назарбаева?
18 Июля 2014

Что делать с режимом Назарбаева?

Что делать с режимом Назарбаева? Похоже, придется донашивать. Как старый пиджак, в котором уже стыдно появляться в приличной компании, но который каждое утро, чертыхаясь приходится напяливать на себя, обещая самому себе обязательно сменить на что-нибудь поприличнее.

С той лишь разницей, что в нашей ситуации смена казахстанского авторитаризма от нас не зависит. Политическая система у нас сама по себе, а граждане сами по себе: и между собой эти вещи, как правило, не пересекаются. Мы не грузины, не молдаване, не украинцы, и именно по этому нам придется этот пиджак донашивать до состояния, когда он сам развалится.

Я прекрасно понимаю негодование одних и отчаяние других: всех тех, кто устал от нашего политического маразма. Тех, кто желал бы видеть Казахстан демократическим или по крайней мере пытающимся стать таковым. Но реальность такова, что политический режим Назарбаева это наш крест, который казахстанцам, видимо, придется нести еще долго. И наивно полагать, что все это кончится с уходом Нурсултана Абишевича.

Во-первых, уходить он не собирается — это вопрос сугубо геронтологический: сколько проживет, столько и будет. А во-вторых, ждать изменений в части политического реформирования от его наследников, находящихся вокруг него вряд ли оправдано: по духу они такие же автократы. Так что в части тех, кто во власти, надежд на реальные изменения никаких! Маловероятно, что эту заданность элиты на авторитаризм нарушит какой-нибудь новичок от политики или олигарх: все слишком плотно схвачено и обложено. Чужого на итоговый забег просто не допустят.

С оппозицией, которая по идее могла бы на что-то претендовать, еще сложнее. Все оппозиционное зачищено под корень. Кого-то убили, кого-то посадили, кого-то приговорили, кого-то запугали, а кого-то просто купили. Не сложил оружия пока Мухтар Аблязов, который по мере сил и возможностей, даже находясь в тюрьме, продолжает реально оппонировать Назарбаеву и его окружению. Но с точки зрения влияния на ситуацию в стране это не серьезно: слишком не равны силы. Додавит Акорда французов, выдадут Аблязова на расправу — не будет и этого оппонирования. Будет в Акорде великий праздник. В этом случае лично выпишу французам Почетный диплом «За окончательное освобождение Казахстана от оппозиции». А что?! Вполне заслуженно.

Третий печальный момент — наше гражданское общество. Оно у нас из двух сегментов: НПО и собственно сами граждане, а точнее те из них, кто хоть как-то способны реагировать на происходящее в стране. Общественные организации у нас делятся на две категории. Те, кто получает деньги от Акорды и поэтому занимаются исключительно социалкой. Политика, а точнее вопросы прав и свобод граждан их по определению не волнуют — им за это и платят, чтобы они туда не лезли. Вторые — те, кто деньги находит у различных неправительственных источников: общественных фондов, зарубежных спонсоров, посольств других государств. Эти как раз наоборот согласно своей основной миссии нацелены на продвижение демократических стандартов в области прав и свобод человека. Эти, с точки зрения нашего официоза, лезут в политику, чем вызывают периодически недовольство чиновников.

Учитывая болезненное восприятие властями НПО , очень многие западные грантодатели стараются не злить чиновников и выделяют гранты на всякую ерунду, слабо имеющую отношение к выполнению означенной выше миссии. Это, как правило, различные образовательные программы, когда миллионы долларов американских и европейских налогоплательщиков тратятся на обучение самих функционеров НПО-шников правильному написанию заявок на гранты на »устойчивое развитие организационного потенциала» самих НПО.

Подчеркиваю, учат не тому, что им делать и как им продвигать эти самые демократические стандарты в реальной жизни, а как совершенствовать сами организации. Совершенство ради... совершенства!

Порой доходит до анекдотов. Помню, как несколько лет назад выделялись гранты на обучение пчеловодов, как им вести себя с пограничниками при осуществлении сезонной перевозки ульев через границу между Кыргызстаном и Узбекистаном. Каждый год примерно по 80 тысяч долларов на семинары для пчеловодов, которым, если откровенно, на эту демократию было абсолютно наплевать. Понятно, что все эти миллионные гранты уходят как вода в песок, не оставляя даже следа от декларируемого продвижения демократии и прав человека.

Конечно, есть и те НПО, которые не боятся конфликтовать с властями и пытаются что-то делать в части продвижения этих самых демократических ценностей. Они честно мониторят нарушения прав человека, критикуют власти за преследования политических оппонентов, фиксируют нарушения прав граждан, конфликтуют с властями, принимающими недемократические законы. То есть делают то, чем по определению должны заниматься общественные организации. Однако, положа руку на сердце, их крайне мало. В Казахстане, чтобы пересчитать такие НПО, хватит пальцев рук одного человека.

С точки зрения влияния на ситуацию в стране это тоже несерьезно. Реально казахстанские НПО не представляют из себя серьезной общественной значимости. Казахстанцы практически о них не знают, не ориентируются на их оценки и предложения. Именно поэтому власти практически всегда игнорируют их предложения и глухи к их критике. Любая власть уважает силу, а авторитарная власть — вдвойне.

Теперь о самих гражданах и их способности реагировать на происходящее в стране. То, как откликается общество на действия властей, на отдельные события, является основным показателем состояния гражданского общества. То, что в ответ на разгон и избиение студентов на майдане в Киеве, вышло полмиллиона украинцев, говорит о развитости гражданского общества этой страны. И 80 тысяч москвичей на Болотной площади также является показателем относительно высокой гражданской активности в России.

В Казахстане, в сожалению, в этом плане дела обстоят более чем печально. Гражданская активность, можно сказать, на нуле. Те одиночки-активисты, которые периодически заявляют о себе, — не в счет. Это не гражданское общество — это диссиденты. Достаточно вспомнить, как отреагировали казахстанцы на расстрел забастовщиков в Жанаозене и последнюю девальвацию тенге, чтобы понять, что нынешний уровень гражданской активности не позволяет говорить о возможности влияния граждан на политику властей.

У власти сегодня нет ни оппонентов (оппозиция), ни контролеров (НПО), ни давления масс (гражданская активность), которые бы стимулировали ее к действиям с учетом иных мнений и настроений. Страна живет только с учетом мнения узкого круга тех, кто окружает президента Назарбаева. Они определяют, каким быть Казахстану и по каким правилам жить всем остальным. Более того они полностью исключили возможность реформирования этой системы без их согласия.

Создана политическая система, исключающая иное мнение, отличное от доминирующего — система замкнулась на саму себя. В этом состоянии она уже не реформируема мирным политическим путем, и это крайне опасная ситуация, чреватая либо серьезными социально-политическими катаклизмами, либо медленной стагнацией, гарантирующей упадок и деградацию. Как вам такой выбор?

Сергей Дуванов,
\"Республика KZ\",

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс