Воскресенье 18 Августа 2019 08:17
Финансируемый США вещатель вызвал подозрения в потворстве таджикским авторитарным властям
29 Марта

Финансируемый США вещатель вызвал подозрения в потворстве таджикским авторитарным властям

Таджикистанцы считают информацию Радио «Озоди» голосом Вашингтона.


С момента своего основания на заре холодной войны финансируемый США вещатель Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» (РСЕ/РС) старался поддерживать свободу прессы и продвигать американское видение демократии в странах, управляемых некоторыми из самых закоренелых диктаторских режимов на планете.


Миссия РСЕ/РС – «предоставлять обществу то, чего оно не может узнать из местных средств информации. Это – новости без цензуры, аргументированный и ответственный обмен мнениями, открытое и честное обсуждение проблем» – часто ставит журналистов вещателя под прицел недемократических правительств. По мере того, как авторитарные режимы учатся все более ловко мутить воду при помощи фейковых нарративов, миссия РСЕ/РС становится все более важной.


Между тем в Таджикистане, страдающей от развала экономики и повсеместной коррупции бывшей советской республике на границе с Афганистаном, деятельность Таджикской службы РСЕ/РС, Радио «Озоди», вызвала подозрения Вашингтона. Критики считают, что «Озоди» слишком уступчиво по отношению к авторитарному президенту, непреднамеренно помогая ему отвлекать внимание от его злоупотреблений.


В рамках длившегося несколько месяцев расследования деятельности Радио «Озоди» сайт Eurasianet.org выслушал многочисленные отзывы и мнения более десятка действующих и бывших сотрудников вещателя о контактах между таджикскими госчиновниками и редакторами «Озоди». По информации источников Eurasianet.org, это продолжавшееся на протяжении нескольких лет общение привело к тому, что работающие в Праге высокопоставленные редакторы РСЕ/РС отклоняли или смягчали критические сюжеты, особенно те, что выставляли в неприглядном свете президента Таджикистана и членов его семьи.


В результате, по словам критиков, «Озоди» не может эффективно выполнять свою работу: привлекать к ответственности правящий в Таджикистане режим за многочисленные нарушения прав человека и писать о безудержном непотизме, подавляющем экономический рост.


Схожую оценку ситуации можно найти и во внутренней докладной записке Госдепартамента США, копию которой удалось получить Eurasianet.org. Авторы этого документа утверждают, что когда «Озоди» «бездумно повторяет сообщения авторитарного режима своему народу», подобные действия могут подорвать репутацию Вашингтона в этом стратегически важном регионе.


«Соединенные Штаты не могут позволить себе еще больше запятнать свой имидж в информационном пространстве, где и без того доминируют антиамериканская дезинформация и антидемократические нормы», – говорится в докладной записке.


Представитель Госдепартамента США отказался прокомментировать содержание записки, но сказал Eurasianet.org, что его ведомство «близко общается» с РСЕ/РС по поводу вызывающих озабоченность вопросов.


«Мы продолжим следить за ситуацией и оказывать поддержку РСЕ/РС в их расследовании данного вопроса», – сказал представитель.


Агентство США по глобальным медиа (бывш. Совет управляющих по вопросам вещания), осуществляющее надзор за деятельностью РСЕ/РС и гарантирующее его редакционную независимость, подтвердило в общении с Eurasianet.org, что недавно обратилось к Управлению Генерального инспектора Госдепартамента США с просьбой «помочь в проведении расследования относительно сюжетов и руководства Таджикской службы».


Представители РСЕ/РС в Праге выразили несогласие с многочисленными мнениями и отзывами, представленными ниже, но, тем не менее, признали, что определенные проблемы действительно имеют место и они занимаются их решением.


Большинство людей, согласившихся пообщаться с Eurasianet.org в рамках подготовки данной статьи, говорили на условиях строгой анонимности. Они ссылались на огромную текучесть кадров в «Озоди» в последние десять лет. Некоторые также выражали опасения, что, если станет известно об их высказываниях, могут пострадать их родственники в Таджикистане.


Дурное начало

Рабочий день «Озоди» в Праге начинается с общего собрания сотрудников в 7:30 утра. Сотрудники душанбинского корпункта присоединяется к собранию по конференц-связи. Репортеры предлагают темы и стараются убедить директора Таджикской службы Соджиду Джахфарову принять их.


Как объяснили некоторые сотрудники «Озоди», темы с прямой критикой правительства почти не принимаются. Сюжеты, ставящие под сомнение или даже проливающие свет на деятельность президентской семьи, по большей части – табу. Рустам Эмомали, один из двух сыновей Рахмона, является мэром Душанбе. У президента также семь дочерей, некоторые из которых занимают высокие должности, а у других имеются богатые мужья, занимающиеся крупным бизнесом. По отношению к ним, а также свойственникам президента, «Озоди» проявляет крайнюю осторожность.


Один из последних примеров – проблемы национальной авиакомпании «Таджик Эйр», балансирующей на грани банкротства. В начале года компания внезапно объявила об отмене всех своих рейсов после того, как поставщик топлива, компания ТЗК, отказался поставлять ей керосин. Крах «Таджик Эйр» был бы выгоден единственной другой функционирующей в стране авиакомпании – частной «Сомон Эйр». 22 января, на фоне разрастания кризиса в «Таджик Эйр», Рахмон уволил ее председателя, назначив вместо него брата зампредседателя «Орионбанка», хотя у того, насколько известно, не было никакого опыта в сфере авиации.


Но «Озоди» не уточнило, что ТЗК, «Сомон Эйр» и «Орионбанк» – часть бизнес-империи Хасана Асадуллозоды, шурина президента Рахмона. И дело не в том, что в «Озоди» об этом не знали. Например, о связи между Асадуллозодой и «Сомон Эйр» упоминалось в документах по оперативному планированию редакции вещателя, с которыми ознакомился Eurasianet.org, а вот в сюжет эта информация не попала. (Ранее в этом году «Озоди» переехало в новый офис в бизнес-комплексе, принадлежащем алюминиевому гиганту, находящемуся, как считается, под контролем Асадуллозоды).


В статью на таджикском языке о «Таджик Эйр», опубликованную 4 января, вписали имя Асадуллозоды лишь через несколько недель, когда по поводу этого сюжета начали задавать вопросы.


Источники в РСЕ/РС сообщили Eurasianet.org, что подобные пробелы и опущения – обычное дело. Как сказал Eurasianet.org один сотрудник «Озоди» в Праге, Джахфарова часто отклоняет предложения о сюжетах, которые могут представить руководство Таджикистана в неприглядном свете.


Новостные службы РСЕ/РС вещают на 26 языках в 22 странах. Правительства многих из этих государств враждебно относятся к новостным организациям, в связи с чем управленцам различных языковых служб постоянно приходится разрешать дилеммы, с которыми не сталкиваются их коллеги в более открытых странах.


Признавая факт того, что иногда приходится принимать непростые решения, один источник сообщил Eurasianet.org, что Джахфарова часто выражает озабоченность по поводу того, что сюжеты «Озоди» могут быть неправильно истолкованы другими новостными СМИ, у которых нет в Таджикистане журналистов, вследствие чего они не понимают политических нюансов в этой стране.


Этот работник, пытаясь передать суть причины нежелания Джахфаровой публиковать критические сюжеты, перефразировал ее слова таким образом: «Всякие СМИ – эти англоязычные издания, не понимающие специфики нашей ситуации – увидят сюжет и напишут всякую чушь о том, что [Таджикистан управляется] диктаторским режимом и т.д.».


Eurasianet.org обратился к официальному представителю РСЕ/РС с просьбой ответить на обвинения, представленные в этой статье, а также представить комментарии Джахфаровой и Аббаса Джавади, регионального директора РСЕ/РС по Центральной Азии.


В своем письменном ответе РСЕ/РС отрицало, что его сотрудники когда-либо вступали в сговор с таджикскими должностными лицами или удаляли сюжеты по их просьбе, но признало недостатки и пообещало «обеспечить более всестороннее освещение событий в будущем». Вещатель также заявил, что изучает выдвинутое недавно обвинение о внесении корректив в сюжет по указанию таджикских властей.


Ничья партия

Ни к чему в «Озоди» не относятся так холодно, как к Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ).


Четыре года назад у ПИВТ было два депутата в парламенте страны. Эксперты по таджикской политике утверждали, что два кресла в законодательном органе далеко не являлись отражением реального уровня поддержки партии и что власти нещадно подтасовывали результаты одних выборов за другими. Но на выборах в марте 2015 года ПИВТ лишилась даже этого мизерного количества депутатских мандатов.


Но даже после потери представительства в парламенте, в результате чего в законодательном органе совсем не осталось критических голосов, лидер ПИВТ Мухиддин Кабири, вежливый, чисто выбритый и отличающийся умеренными взглядами человек, вызвал недовольство коллег, отказавшись идти на прямую конфронтацию с властями.


Но это не помогло.


В начале сентября 2015 года правительство заявило, – правда, не представив никаких доказательств, – что занимавший тогда пост заместителя министра обороны Абдухалим Назарзода организовал попытку государственного переворота. Затем власти начали утверждать, что Назарзода был в сговоре с ПИВТ. Таджикские силовики в конечном итоге загнали Назарзоду в угол и устранили его. В течение следующих нескольких недель почти всех членов руководства ПИВТ арестовали и приговорили к длительным тюремным срокам. Избежать тюрьмы удалось только Кабири, который в это время находился за границей.


Затем таджикское правительство официально объявило ПИВТ террористической организацией. Хотя Вашингтон не разделяет эту позицию, в своих сюжетах «Озоди», как правило, почти безоговорочно придерживается линии Душанбе. «Озоди» также, как правило, без доли скепсиса называет события сентября 2015 года «попыткой государственного переворота», хотя никакого независимого расследования по поводу этого эпизода не проводилось.


Несколько журналистов РСЕ/РС и аффилированных с вещателем организаций привели многочисленные примеры того, как Джавади, региональный директор РСЕ/РС по Центральной Азии, вмешивался с тем, чтобы воспрепятствовать публикации интервью с лидером ПИВТ Кабири на сайте «Озоди».


Шахида Туляганова, ранее работавшая в проекте «Настоящее время», совместной инициативе РСЕ/РС и «Голоса Америки», сказала Eurasianet.org, что когда она сняла интервью с Кабири, ее начальник сообщил ей, что Джавади и Джахфарова оказывают активное сопротивление.


«Со стороны Соджиды [Джахфаровой] и Аббаса [Джавади] такое началось, что мы, мол, не можем брать интервью у «террористов», – сказала Туляганова. – Мне запретили выпускать интервью в эфир. Компромиссным решением было то […], что они опубликуют его на сайте, но не позволят нам пускать его в эфир».


В январе этого года Кабири дал интервью англоязычной службе РСЕ/РС, функционирующей независимо от служб РСЕ/РС, вещающих на местных языках. В интервью Кабири отверг бездоказательные утверждения правительства о том, что ПИВТ была напрямую связана с подготовкой произошедшего в Таджикистане в июле 2018 года теракта, ответственность за который позже взяло на себя ИГИЛ. Люди, знакомые с ситуацией, говорят, что Джавади сопротивлялся предложению опубликовать интервью Кабири на русском или таджикском языках.


По вышеупомянутым причинам репортеры «Озоди» говорят, что больше не предлагают сюжеты о ПИВТ.


«С 2015 года и по сей день крайне редко кто-нибудь предлагает сюжеты о ПИВТ, потому что нам прекрасно известно, что они не пройдут, – сказал один сотрудник «Озоди» в Праге. – Мы ясно понимаем, чего хочет руководство».


Анализ сайтом Eurasianet.org сюжетов «Озоди» на таджикском языке с сентября 2018 года по начало марта 2019 года дает основания верить этим утверждениям. Новостные сюжеты о ПИВТ за этот период, как правило, выставляют партию в негативном свете. В одном из них, опубликованном 5 октября, приводятся слова представителя аффилированного с властями духовенства, утверждавшего, что правоверные мусульмане должны отвергнуть ПИВТ, т.к. иначе он совершат грех.


Когда вопрос по этому поводу был задан РСЕ/РС, вещатель признал, что «изображение ПИВТ в сюжетах «Озоди» отклонилось от международного консенсуса, и руководство исправило эту проблему».


Самоцензура или что-то похуже?

В других странах Центральной Азии руководители РСЕ/РС сталкиваются со схожими проблемами, что и в Таджикистане. Но в Узбекистане и Туркменистане корреспонденты РСЕ/РС работают неформально, без официальной аккредитации. Между тем в Таджикистане у вещателя есть официальный корпункт, сохранение которого считается для «Озоди» одним из приоритетов.


Говоря о просчетах редакции Таджикской службы, руководство РСЕ/РС указывает на события ноября 2016 года, которые, по их утверждению, иллюстрируют, что может произойти, если перейти определенные границы.


Тогда шестерых душанбинских корреспондентов «Озоди» вызвали в Министерство иностранных дел и лишили журналистской аккредитации. Вещатель утверждал тогда, что так власти отреагировали на публикацию статьи о дочери Рахмона, Рухшоне Рахмоновой, назначенной на пост в МИДе. Через 10 дней аккредитацию журналистам вернули.


Мораль здесь двойственная: с одной стороны, «Озоди» готово брать на себя риск и освещать дела президентской семьи, а, с другой, иногда определенная степень самоцензуры является необходимой для обеспечения выживания душанбинского корпункта в долгосрочной перспективе.


Но источники Eurasianet.org настаивают на том, что отношения между таджикскими властями и некоторыми высокопоставленными редакторами не настолько враждебны, как это может показаться судя по эпизоду с Рахмоновой. Четыре отдельных источника сообщили, что Джахфарова и Джавади открыто говорили в присутствии сотрудников, что обсуждали решения редакции с чиновниками в таджикских посольствах в Берлине и Москве, а также представителем ГКНБ, таджикского наследника КГБ.


В докладной записке Госдепартамента по поводу «Озоди» даже называется имя этого офицера ГКНБ. По словам бывших и действующих сотрудников РСЕ/РС, этот человек был постоянным контактным лицом, причем настолько, что его неформально называли Хуршед-ака (дядя Хуршед).


Eurasianet.org в независимом порядке установила личность этого офицера ГКНБ, в какой-то момент работавшего (или все еще работающего) в отделе по борьбе с терроризмом.


РСЕ/РС настаивает, что чиновник, известный как Хуршед, обращался напрямую к редакторам «Озоди» в Праге только дважды. «Один раз Хуршед позвонил, чтобы указать на фактическую неточность в опубликованной «Озоди» статье, – сказал представитель РСЕ/РС. – Во время второго звонка он требовал, чтобы «Озоди» удалило с сайта статью. Директор службы отказался это сделать».


Сотрудники «Озоди» говорят, что общение с Хуршедом было более частным, но это утверждение невозможно проверить в независимом порядке.


Источники Eurasianet.org также утверждали, что в ряде случаев «подсказки» по поводу материалов передавались через сотрудников «Озоди» в Душанбе. Бывшие и действующие сотрудники вещателя рассказали о случаях, когда их вызывали на консультации с офицерами ГКНБ. Один душанбинский репортер «Озоди» сказал Eurasianet.org, что когда информация об одном таком эпизоде дошла до Праги, Джахфарова, судя по всему, старалась принизить значение этого инцидента.


РСЕ/РС оспаривает эту версию событий, настаивая, что, согласно правилам организации, журналисты обязаны сообщать своему начальству о подобных непрошенных обращениях со стороны сотрудников спецслужб.


«Но, учитывая частоту притеснений, некоторые репортеры, скорее всего, решили сами разобраться в этих ситуациях», – сказал представитель РСЕ/РС.


Куда ведет денежный след

Сектор независимых СМИ в Таджикистане в последние годы переживает тяжелые времена на фоне непрекращающегося давления со стороны правительства. Спецдокладчик ООН в 2015 году назвал репрессии сочетанием «давления при помощи юридических и внезаконных инструментов». Не менее сильным является и финансовое давление.


Поэтому когда в 2016 году РСЕ/РС искал подходящего местного вещателя, которому можно было бы предоставить контакт на десятки тысяч долларов на трансляцию 10-минутного новостного бюллетеня, производимого «Озоди», казалось, что это отличная возможность поддержать испытывающее трудности местное СМИ.


Но Совет управляющих по вопросам вещания, под эгидой которого на тот момент функционировало РСЕ/РС, присудил контракт радиостанции «Имруз». Станция принадлежит холдингу «Ориёно-медиа», который также входит в обширную бизнес-империю, контролируемую Асадуллозодой, шурином президента.


За контракт конкурировали две компании. Одной из них была «Ориёно-медиа», которая и получила подряд на сумму 46 800 долларов в год. Eurasianet.org удалось узнать, что другой компанией была медиагруппа «Азия-Плюс», независимая новостная организация, в которую входит популярная радиостанция с примерно таким же охватом как радио «Имруз» и дерзкая газета, являющаяся последним независимым печатным изданием, пережившим волны репрессий в отношении СМИ. «Азия-Плюс» предложила выполнить всю работу за 25 000 долларов, сообщил Eurasianet.org близкий к процессу человек.


Агентство США по глобальным медиа (как с 2018 называется Совет управляющих по вопросам вещания) отказалось подтвердить, была ли конкурентом «Имруз» за данный контракт именно медиагруппа «Азия-Плюс». Но агентство уточнило, что предложение второго претендента было отклонено, потому что он попросил, чтобы «Озоди» присылало бюллетень «на день раньше, чтобы можно было внести коррективы в контент».


Однако, когда радио «Имруз» начало выполнять контракт, оно тоже выдвинуло требования по поводу редактирования бюллетеня, утверждает источник в «Озоди».


«В самом начале, когда мы начали им платить, они [продюсеры радио «Имруз»] стали говорить нам, что то, что мы присылаем, не подходит, т.к. там слишком много критики. Тогда Джавади велел нам не посылать им критические материалы, – сказал источник. – Он сказал, чтобы мы посылали материалы о культуре, веселые новости, что-нибудь позитивное».


Но даже «мягкие» новости не всегда устраивали «Имруз». Радиостанция однажды пожаловалась, что при упоминании президента Рахмона «Озоди» не упомянула его полный титул: «Основатель мира и национального единства – Лидер нации».


«Мы не стали называть его лидером нации, а просто заменили этот эпизод другим», – сказал источник Eurasianet.org.


В докладной записке Госдепартамента очень критично говорится о контракте с радио «Имруз».


«Это означает, что правительство США фактически платит таджикскому правительству, чтобы то выступило в качестве валидатора. Учитывая, что большинство жителей Центральной Азии ассоциируют РСЕ/РС с правительством США, проправительственный уклон редакции «Озоди» подорвал авторитет не только вещателя, но и правительства США», – отмечается в заметке.


По окончании срока контракта в 2017 году радио «Имруз» снова подало заявку на ту же сумму. Медиагруппу «Азия-Плюс» в этот раз не поставили в известность об этом тендере.


Но также заявку подал и некий другой претендент, которого Агентство США по глобальным медиа назвать отказалось. Этот претендент запросил за работу 800 000 долларов – совершенно нереалистичную сумму. Выбирая между этими двумя предложениями, агентство опять присудило контракт радио «Имруз».


Сейчас «Имруз» выполняет эту работу уже третий год, за что в общей сложности получило более 140 000 долларов.


РСЕ/РС отрицает часть картины, которую удалось собрать Eurasianet.org.


««Имруз» отказалось выпускать в эфир некоторые новостные сюжеты «Озоди», содержавшие критику в адрес таджикского правительства. Но «Имруз» не осуществляет редакторского контроля над программами «Озоди», и «Озоди» никогда не вносит изменения в свой контент в угоду «Имруз»», – сказал представитель РСЕ/РС.


Что теперь?

С тех пор как Eurasianet.org начал наводить справки об «Озоди» в середине 2017 года позиция РСЕ/РС изменилась: вещатель начал признавать проблемы с выполнением своей миссии.


Критика нарастает и раздается с разных сторон.


Ранее в этом году международная группа специализирующихся на Центральной Азии ученых во главе с Джоном Хезершо из Эксетерского университета и Эдвардом Лемоном из Центра Уилсона направила вещателю письмо, в котором участники группы выразили озабоченность недостаточно активным, по их словам, освещением событий Радио «Озоди». В письме, основанном на анализе контента «Озоди» за несколько лет, утверждалось, что сюжеты «Озоди» иногда «невозможно отличить от пресс-релизов правительства Таджикистана». В письме также отмечалось, что «Озоди» учреждалось для того, чтобы «противостоять и давать отпор» «преднамеренной дезинформации» властей.


На первый взгляд похоже, что подобная публичная критика возымела определенный эффект. Ранее в этом месяце, за несколько дней до встречи высшего руководства РСЕ/РС в представителями Госдепартамента в Вашингтоне для обсуждения здоровья Таджикской службы, «Озоди» опубликовало сюжет об испытывающем проблемы со здоровьем политзаключенном Махмадали Хаите, утверждающем, что боится за свою жизнь.


Но, по мнению наиболее ярых критиков «Озоди», таких как Махмуджон Фаизрахмон, представитель ПИВТ в изгнании, более острое освещение событий вещателем – лишь временный отход от общей тенденции.


«Я считаю, что это временная тактика, – сказал Фаизрахмон. – Думаю, что Таджикская служба нуждается в глубоком реформировании, которое сохранится в долгосрочной перспективе».


Питер Леонард,

редактор Eurasianet.org по Центральной Азии.


Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс