Понедельник 16 Сентября 2019 21:41
И он вернулся или красная черта Салима Аюбзода
10 Апреля

И он вернулся или красная черта Салима Аюбзода

Сквозь визгливый голос всепроникающей лжи тогда он был для нас лучом света: в эфире звучало – «Салими Аюбзод, радиои «Озоди».


Первый раз я услышал Салима в Хороге, когда был еще довольно аполитичным беженцем из Душанбе, очень далеким от журналистики. Это были те самые страшные 90-е, когда в некоторых регионах быть памирцем означало смертный приговор с моментальным исполнением на месте. Нет, я не жалуюсь, это просто констатация. Где-то было опасно кулябцам, где-то гармцам, где-то еще кому-то.

Да, я был довольно аполитичным, но пропаганда несла такую чушь... Ну вы и сами знаете. А потом появлялся Салим.


Прошли годы, но я всегда испытывал огромное уважение к этому человеку, который, правда одно время скромно ушел в тень.


И вот он вновь в центре внимания. Призван исправить пошатнувшуюся репутацию радиостанции, руководство которой обвиняют в «обслуживании интересов власти Таджикистана».


Я не собираюсь вешать всех собак на ушедшую Соджиду Мирзо. С ней я лично незнаком, ни разу не общался, ее мотивы мне неизвестны. 


Может она хотела защитить офис в Таджикистане, может преследовала другие цели.

А может быть, она, как и все мы, сама и не заметив, тихо сварилась на медленном огне постоянного прессинга. Не знаю…

Все-таки ротация сама по себе зачастую бывает полезна. Новый руководитель, новый взгляд.


А цензура на радио конечно была. Была, иначе и быть не могло. В противном случае офиса в Душанбе уже давно не было.


И здесь возникает вопрос. Где черта, которая разделяет в принципе нормальное желание руководства спасти офис, но при этом не отказываться от принципов и не становиться частью машины пропаганды?


Полных аналогий, конечно, никогда не бывает. Но, мне почему-то вспоминаются, рассказы узников концлагерей, о том как они пытались спасти свою жизнь и при это остаться человеком.

А эти достойные люди говорили, что тогда каждый из них провел для себя черту, вот эти распоряжения тюремщиков я буду выполнять. А эти никогда. 

И всегда по возможности нужно саботировать тюремщиков. Сохранять индивидуальность, следить за своим внешним видом, делиться последним с товарищами.

Страшный нюанс был в том, что каждый из них в любую минуту должен был готов пойти на смерть.

Времена сейчас все-таки другие и вроде смерть журналистам не грозит. Хотя, здесь я могу ошибаться.

Но, уверен, что и в «Озоди» должны найти эту красную линию и понимать, что лучше потерять офис, чем репутацию.

 Я бы посоветовал новому руководству опереться на потенциал таджикской журналистики. Как внешний, так и внутренний. 

 Журналистика — это, наверное, одна из лучших вещей что была в духовной жизни этой страны в последние 30 лет.

Марат Мамадшоев,
журналист


Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс