Пятница 15 Ноября 2019 07:41
Известный таджикский адвокат Солиджон Джураев обратился к президенту Рахмону (ч1)
27 Марта

Известный таджикский адвокат Солиджон Джураев обратился к президенту Рахмону (ч1)

В редакцию catoday.org поступило открытое заявление от имени известного таджикского адвоката Солиджона Джураева на имя президента Таджикистана Эмомали Рахмона. В документе Джураев утверждает, что сотрудники антикоррупционного органа, Генпрокуратуры и суда РТ грубо нарушили права его подзащитного, гражданина КНР Ин Сюандэ.


Полный текст обращения:


"ПОВТОРНОЕ ОТКРЫТОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Президенту Республики Таджикистан, Лидеру Нации, Уважаемому Эмомали Рахмону;  Председателю Маджлиси милли МО РТ Уважаемому Убайдуллаеву М. М.  Председателю Маджлиси намояндагон МО РТ Уважаемому Зухурову Ш. З.  Уважаемому Чрезвычайному и полномочному Послу КНР в  Республике Таджикистан  Господину  Лю  Бин 

От адвоката Солиджона
  Джураева,  законного представителя граждан КНР -  осужденного Ин Сюандэ  и его супруги Ван Чанюй.

 

Уважаемый господин Президент - Лидер нации! Уважаемый господин Посол!

Выражая свое высокое уважение к Вам, как гаранту Конституционных прав и свобод граждан и, отмечая Вашу 
последовательную политику, направленную на Верховенство закона и улучшение качества правосудия в стране,  я повторно обращаюсь к Вам с заявлением о восстановлении справедливости в отношении гражданина Китайской Народной Республики Ин Сюандэ, который, по сфабрикованным делам, по заказу лидеров преступного сообщества Антикоррупционного ведомства и их покровителей - Генеральной прокуратуры дважды произвольно осужден судом города Душанбе за «хищение» собственных средств, с целью захвата собственности иностранного  инвестора, личного имущества его жены и других невиновных китайцев.

Считаю своим гражданским и профессиональным долгом перед страной ещё раз сказать Вам истинную, но горькую ПРАВДУ!

В своем открытом заявлении, ещё 11 января 2016 года, я Вам писал о системном беззаконии и произволе, допускаемом Агентством по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией, Генеральной прокуратурой и Верховным судом РТ, который, по заказу выносил заведомо неправосудные приговоры в отношении невинных  граждан. Я приводил факты и неоспоримые доказательства того, что правосудие в стране избирательное! А по многим делам, особенно громким, судьба обвиняемых предрешена ещё до судебного разбирательства. Их виновность решается не судьями, рассматривающими дела в соответствии с Конституцией и уголовно-процессуальным законодательством, а произвольно, под давлением, в кабинете председателя Верховного суда. Даже в том случае, когда материалами судебного разбирательства невиновность подсудимых доказана, тем не менее, огульно отвергаются или вовсе игнорируются оправдывающие подсудимого доказательства. А в приговоре, слово в слово переписываются сфабрикованные обвинения органов предварительного следствия, особенно государственного Антикоррупционного ведомства. То есть, я писал, что суд у нас формальный, подсудимые, их адвокаты и общественность, вводятся в заблуждение, якобы вот так осуществляется правосудие!?

 В числе других, я приводил яркий пример незаконного осуждения и захват собственности Низомхона Джураева по известному делу 33-х «исфаринцев».

 Раньше фабриковали громкие дела на своих граждан, а теперь перешли на иностранцев!

И это оказалось правдой!  Это фальшивое и позорное дело на  Ин Сюандэ – гражданина дружеской нам Китайской Народной Республики, оказывающей Таджикистану неоценимую помощь в строительстве правительственных объектов.

Тревожно, что Генеральная прокуратура страны практически не выполняет свою основную функцию: защиту Конституционных прав и свобод граждан, и нет практического, должного прокурорского надзора за точным и единообразным исполнением законов в деятельности следственных органов. Всюду одна ложь и вседозволенность, потому что повсеместно действует круговая порука!

 Диву даешься: фабриковали дела на китайского инвестора за то, что он не дал взятку члену преступного сообщества, предъявили ему надуманное, шизофреническое обвинение о даче взятки и «хищении собственных средств». А суды, узаконив произвол и абсурдные решения лидеров преступного сообщества, заставляют поверить в то, что китаец Ин Сюандэ сам у себя крал! И невозможно добиться справедливости, потому что такая фальшь и судебный произвол узакониваются во всех инстанциях.

Кому бы ты ни писал, и на кого бы ни жаловался, все жалобы отправляли к тому же должностному лицу, на незаконные действия, которого жаловались, то есть лидерам преступного сообщества Антикоррупционного Агентства и их покровителям из Генпрокуратуры. А те или выбрасывали жалобы в мусорную корзину или на все вопросы уже имели заранее готовые ответы: китаец привлечен к уголовной ответственности правильно и осужден правильно, нарушений нет!

Даже из адвоката обвиняемого, автора открытого заявления, выполнявшего свой профессиональный долг и разоблачавшего фальшь, сотворили государственного преступника!

Методы ведения следствия и добывания улик  – преступные!

Обо всем этом я писал  ещё в январе 2016 года. С тех пор ничего не изменилось, а стало хуже! Поскольку никто не сказал Вам ПРАВДУ!  Это Большая ложь и обман президента страны!!  А это уже вредительство и измена долгу!

 Более того, мое заявление, как акт исполнения гражданского и профессионального долга, дало обратный эффект и на этот раз обернулось против меня самого.

  Я неоднократно писал Генеральному прокурору Юсуфу Рахмону и директору Антикоррупционного ведомства Рустами Эмомали, а потом и президенту страны: привлеките к уголовной ответственности предателей долга, опасных для государства и общества преступников из Антикоррупционного Агентства и их прямого покровителя – заместителя Генпрокурора Вахобова. И остановите вопиющее беззаконие в отношении китайского инвестора Ин Сюандэ.

Даже Генпрокурор Юсуф Рахмон не исполнил волю главы государства, выраженную в письменном поручении (за №30/Ч350-16 от 18.01.2016 года) самому разобраться в моем заявлении президенту, не пресек беззакония и произвол, а покрывал тех, кто это творил.

Более того, мое заявление, адресованное президенту страны,  а также заявления об отводе и возбуждении уголовного дела против следователя Ниёзбадалова, ревизора Махмадзода и других «для расследования собственных преступлений и принятия решения» незаконно передавались на рассмотрение тем лицам, на незаконные действия и преступления которых мы неоднократно жаловались.

 Лидеры преступного сообщества, чувствую поддержку руководства Генпрокуратуры, безнаказанно творили произвол, смеялись, издевались над китайцем и его двумя адвокатами.  Преследовали адвоката.Так:

    1. В течение десяти дней, одно за другим в Президиум коллегии адвокатов внесли три представления об исключении меня из коллегии.   Затем произвольно отстранили меня и другого адвоката от защиты китайского гражданина Ин Сюандэ и лишили меня возможности заниматься адвокатской деятельностью

          2. Обвинив меня в государственной измене и оставив дела китайца в сторону, теперь изобрели дело о «коррупционных преступлениях Джураева». С целью отправить меня за решетку к моему коллеге, известному адвокату  Бузургмеру Ёрову, провели незаконное расследование моей адвокатской деятельности. Оказывали прямое давление на двух адвокатов и запугивали: почему написали жалобу президенту? Нас подвергали унизительным допросам с применением видеоустройств, пытаясь получить признательные показания в «совершении уголовных преступлений»

4. Генпрокуратура, принимая заведомо ложную информацию от имени директора Агентства Рустами Эмомали (подпись подделана), подготовленную лидерами преступного сообщества Холмуродовым и Ниёзбадаловым, где факты и доказательства по делу китайца искажались до неузнаваемости, без проверки и какого – либо изменения,  от своего имени и имени руководства Антикоррупционного ведомства, передала ее в СМИ. В результате этого общественность была введена в заблуждение. Они незаконно обвинили адвоката в антигосударственной деятельности и совершении ряда уголовных преступлений против основ правосудия! То есть, я, адвокат будто бы: «лжец и провокатор, по заказу врагов с корыстной целью дискредитирую правоохранительную систему и судебную власть, препятствую правосудию, разглашаю секреты следствия, клевещу на «честных следователей, выполняющих долг по разоблачению расхитителя бюджетных средств китайского гражданина Ин Сюандэ, давшего взятку три миллиона сомони за сокрытие хищения в размере 32,5 млн. сомони!».

5. Член преступного сообщества следователь Рахмонзода, после объвления об окончания следствия, не выполнив обоснованные ходатайство защиты, произвольно отстранив от защиты китайца двух его адвокатов, взял себе  полномочия Генерального прокурора, сам продлил срок следствия по делу, сфабриковал доказательства обвинения и… 

Весь этот произвол, и собственное беззаконие, Генпрокуратура посчитала «законными?!»

Но и тут я оказался прав.  Органы ГКНБ с честью и достоинством выполнили свой долг и отправили настоящих, особо опасных преступников, за  решетку. Они сделали то, что должны были делать Агентство по борьбе с коррупцией и Генпрокуратура! Лидеры преступного сообщества коррупционеров, фабрикующие дела на невинных граждан - руководители Следственного управления Антикоррупционного ведомства Холмуродзода Фируз и Ниёзбадалов Фирдавс, приговором Верховного Суда (как и 15 члены сообщества), осуждены на 15 и 13 лет лишения свободы, соответственно.

Однако напрашивается вопрос, почему антикоррупционный орган и Генпрокуратура покрывали своих мерзавцев, и почему покровители лидеров преступного сообщества зам.директора Агентства Илёс Идизода, генерал  Вахобов из Генпрокуратуры и другие, остались безнаказанными и продолжают свою прежнюю деятельность?

Разве это не настоящая коррупция - то, с чем должен бороться Генеральный прокурор?!

Теперь судите сами! Генпрокуратура это независимый надзирающий за законностью государственный орган или испольнительный отдел при антикоррупционном Агентстве, без разбора штампующий фальшивые дела и устраняющий неугодных лиц?

В любом случае, оказалось, что Генпрокуратура беспрепятственно выполнила всякую волю лидеров преступного сообщества!

Собака лает, караван идет! Таково правило их беспредела, так они относятся к людям.

Однако я тогда писал правду, что дело китайского инвестора было сфабриковано, и предсказывал, что судьба невинного человека предрешена задолго до начала суда, когда его приговор был написан особо опасным для государства и народа преступным сообществом.

А теперь, уважаемый господин Президент – Лидер Нации, в подтверждение к сказанному, посмотрите, пожалуйста, что творили тогда члены преступного сообщества и их покровители из Генеральной прокуратуры, а также судьи по упомянутому делу.

Напомню историю осужденного гражданина КНР.  В январе 2009 года, в городе Душанбе Ин Сюандэ создал ООО «Сад Дарё», официально зарегистрированное госорганами. Это общественное объединение китайцев, которое занималось, в основном, строительством. Ин Сюандэ и его жена Ван Чанюй вложили в экономику Таджикистана, вначале около 2 млн. сомони, затем завезли ещё из Китая на 20 млн. сомони строительную технику и завод по производству строительных материалов.

За период 2011 -2015 гг. ООО «Сад Дарё», вместе со специалистами и рабочими из КНР (около 250 человек), а также с привлеченными таджикскими рабочими, качественно построили 13 государственных объектов Таджикистана и вовремя сдали их заказчику – Дирекции по строительству правительственных объектов исполнительного аппарата Администрации президента Таджикистана (далее Дирекция).

За это время различными органами Таджикистана были проведены 26 ревизий финансово-хозяйственной деятельности и экспертизы строительных объектов ООО «Сад Дарё», в которых участвовали 126 (!) проверяющих. Проверки производились, в основном, незаконно, под руководством Фаридуна Махмадзода (зять генерала МВД) из Антикоррупционного ведомства. Последний постоянно требовал от Ин Сюандэ взятки. Китаец отказывался их давать, а Махмадзода, с целью вымогательства взятки, незаконно производил повторные проверки

Наконец, Махмадзода сфабриковал акт ревизии от 16 декабря 2014 года о якобы завышении объемов выполненных строительных работ(приписки) и хищении директором Ин Сюандэ государственных средств на сумму 7, 2 млн. сомони. При этом он не учел фактически произведенные работы, а именно: подвалы, крыши домов, и замеры здания произвел не полностью, а изнутри, не учитывая фундамент.

Директор Антикоррупционного ведомства Рустами Эмомали засомневался и не подтвердил результатов ревизии. Своим приказом №0662/01 от 09 апреля 2015 года он назначил повторную проверку и экспертизу строительных объектов с участием Ин Сюандэ и специалистов в составе 17 человек.

Махмадзода и его сообщник ревизор Агентства Караев, не выполнили указание Директора Рустами Эмомали.  А через два дня,  то есть 11 апреля 2015 года, не выходя из своего служебного кабинета, от имени 17 «проверяющих» составили заведомо фиктивный акт о якобы проведенной повторной проверке и экспертизе восьми объектов, расположенных в разных отдаленных друг от друга районах Таджикистана: Душанбе, Нурек, Дангара, Курган-Тюбе, Кулябе и Рушанском районе ГБАО.  Этим актом они подтвердили  результаты  первой ревизии от 16 декабря 2014 г о приписке и хищении китайцем бюджетных средств на сумму 7, 2 млн. сомони.

 К сожалению, 11 специалистов и эксперт из судебной экспертизы Министерства юстиции, даже не зная места расположения строительных объектов, под давлением Махмадзода и Караева, подписали этот фиктивный акт. Однако представители Дирекции, Ин Сюандэ и два других специалиста, включенные в акт ложной проверки, отказались его подписывать.

 После чего Махмадзода, шантажируя сфабрикованными актами ревизии и угрожая арестом, лично и через переводчика Ахророва неоднократно, в течение трех месяцев постоянно требовал от Ин Сюандэ взятку в размере 3 млн. сомони, при этом прямо намекая на директора Агентства Рустами Эмомали - сына президента. Тем самым, дискредитируя президента страны, и подрывая престиж государства Таджикистан.

16 июля 2015 года, под предлогом возмещения “штрафа” в размере 3 млн. сомони, Махмадзода, вместо явки в госбанк, заманил переводчика Ин Сюандэ  Ахророва, у которого находились деньги и записывающие устройства, в здание недостроенного объекта. Махмадзода хотел взять деньги, но определив, что у переводчика имеются записывающие устройства, отказался, и не выпуская переводчика из здания, пригласив следователя Ниёзбадалова (ныне осужденного за взяточничества), составил протокол о даче взятки, заключив Ин Сюандэ и его переводчика под стражу.

Однако китаец не давал взятку, а сидел вне здания в салоне автомашины. Происходящее он фиксировал на видео, чтобы затем, через Чрезвычайного и Полномочного посла КНР и Министерство иностранных дел РТ, с видео доказательствами обратиться к Президенту Таджикистана с заявлением о том, как сотрудник Антикоррупционного ведомства Махмадзода вымогал взятку.

На следующий день все СМИ РТ объявили о том, что китайский гражданин дал взятку 3 млн. сомони, якобы за укрытие хищения 30 миллионов  бюджетных средств.

Действия Махмадзода, который, вымогая от Ин Сюандэ взятку, показывал на своем телефоне и, на калькуляторе сумму 3 млн. сомони китаец записал на 5-6 аудио пленках и на свой телефон. Эти доказательства были изъяты следователем Ниёзбадаловым, что зафиксировано протоколом задержания Ин Сюандэ и его переводчика  16 июля 2015 года.

Однако лидерами преступного сообщества эти вещественные доказательства невиновности Ин Сюандэ затем были уничтожены, и в суде они не были представлены.  

Между тем, одна пленка - аудио записи указанного содержания сохранилась. Она однозначно свидетельствует о неоднократных фактах вымогательства взятки со стороны Махмадзода, который угрожая арестом, прямо и косвенно намекает о необходимости передачи трех миллионов на «верх», директору Агентства – сыну президента, и что там НЕ звучит голос китайца или его переводчика, которые предлагали взятку или выражали согласие ее дать.

Вначале расследованием дела занимался начальник отдела «А» Антикоррупционного ведомства Фирдавс Ниёзбадалов (сам особо опасный преступник, взяточник, фабрикующий дела на невинных, зять бывшего Генпрокурора и Секретаря Совбезопасности РТ). Между тем, как иностранный гражданин, «живущий» в Москве по улице Байкальская дом 42/2… он не имел права расследовать и обвинять китайского гражданина именем Таджикского государства.

Ниёзбадалов вёл следствие произвольно, без обеспечения прав обвиняемого на защиту, шесть месяцев не давал ему свидания  наедине с адвокатом, не учитывал доводы Ин Сюандэ, безосновательно отклонял все обоснованные ходатайства защиты.

В течение шести месяцев ареста гражданину КНР незаконно не выдавались копии протокола задержания, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, акты ревизии строительных объектов и ...

Более того, суд, под давлением лидеров преступного сообщества, без разбирательства дела, неоднократно, и незаконно продлевали сроки содержания Ин Сюандэ под стражей до шести месяцев. Судьи слово в слово переписывали в судебном решении надуманные обвинения о якобы совершенном хищении 39 млн. сомони средств госбюджета (абсурдно, что это обвинение равно «краже» шести объектов из 13, но все объекты были сданы заказчику) даже не узнав, предъявлены ли китайцу обвинения в хищении, или нет.

В результате полгода китайский гражданин содержался под стражей без предъявления обвинения в хищении. То есть, путем провокации сначала китайца арестовали, а потом уже искали доказательства “виновности”, пытаясь пытками «выбить» признание в несовершенных преступлениях.

  Следователь, прокурор и судья района Фирдавси приняли неправосудные решения об аресте и изъятии 9 280 000 сомони, как принадлежащие обвиняемому, которые находились на счету у Дирекции. А фактически эти средства принадлежали ООО «Сад Дарё», подлежащие оплате китайским рабочим за выполнения строительных работ на правительственных объектах, уплаты налогов,  расчёт с поставщиками стройматериалов и т.д.

В чем здесь вина китайских рабочих, у которых незаконно забираются честно заработанные деньги?

По этой причине, в конце 2015 года я, Ван Чанюй была вынуждена отдать под залог свой дом и из Промышленного коммерческого банка КНР получила кредит в размере 1.66 млн. юаней (под 4,6 %) и оплатила китайским рабочим зарплату, а также погасила часть долга мужа и общества.

Методы ведения следствия и добывания улик  у следователей Агентства были преступными! Требования адвокатов и гражданина КНР, который не знает таджикского языка, выдать ему копию его обвинения, акты ревизии на родном языке, Ниёзбадалов отклонял и допуская произвол, оказывал физическое и психологическое давление на супругов, подвергал Ин Сюандэ пыткамНапример, в июле, в жаркое время в камере предварительного заключения при Агентстве, закрывал форточки и не давал ему дышать воздухом. Он мне и мужу нагло заявлял:

«Пиши, кому хочешь, и сколько хочешь!  Я всё решаю! Прокурор подпишет любую бумагу, а суд вынесет тот приговор, который мы укажем! Откажитесь от услуг своего адвоката Джураева, дайте «признания» в хищении и возместите «нанесенный государству ущерб»  в размере 39 миллионов. В противном случае, я сделаю так, что ты, китаец, получишь 30-40 лет срока».

Вот здесь он сказал правду, поскольку его «пророчество» сбылось! К сожалению, суды действительно вынесли мужу тот приговор, который заранее написали сами заказчики!

Когда отказались и написали заявления Директору Агентства и Генпрокурору, наши жалобы, как и предыдущие,  попали к тем, на действия которых мы жаловались. Они смеялись и издевались над нами.

Так, Ниёзбадалов и Махмадзода, вместе с другим членом преступного сообщества - следователем Рахмоновым привели в следственную камеру к Ин Сюандэ боевика – офицера и угрожая убийством путем отравления, требовали от китайца признания в несовершенных преступлениях. А Махмадзода требовал не выдавать его, вымогателя взятки, а подтвердить, что взятку Ин Сюандэ дал добровольно. Когда китаец отказался, Махмадзода, вместе с боевиком (личность его известно, он зам начальника тюрьмы) сильно его избили.

После чего Ин Сюандэ заявил протест и объявил бессрочную голодовку, требуя своего адвоката и Посла КНР.

Очередное заявление китайца, его жены и адвоката к Директору Антикоррупционного Агентства, Генпрокурору, президенту Таджикистана и в посольство КНР в РТ остались без законного реагирования. Хотя все факты нарушений своих прав в тюрьме и факт избиения Ин Сюандэ подтвердил представителю посольства КНР.

Однако у лидеров преступного сообщества всё было схвачено! Даже заявления Президенту генпрокуратура «для проверки» передала в их руки. Теперь уголовному преследованию подверглись адвокаты Джураев и Марджонов, которые, после неоднократных допросов и преследования, незаконно были отстранены от дела именно тогда, когда было завершено расследование. Это был повод лишить китайца всех прав на защиту, чтобы его адвокаты не имели возможность участвовать в суде. А другие, навязанные обвиняемому угодные следователям  адвокаты, фактически не изучали материалы 30-ти томного дела и шли на поводу следствия, и потому не могли разоблачить фабрикацию дела. Таким образом,  обвиняемый, иностранный гражданин, был лишен права воспользоваться  услугами адвоката по своему выбору.

В итоге, китайский гражданин и инвестор Ин Сюандэ был обвинен не в хищении 39 миллионов государственных средств, как ранее было заявлено, а в «хищении» собственных средств в сумме 9,7 сомони, и в попытке присвоения 4,48 млн. сомони, которые выдавались как бюджетные. Продолжение, часть 2 здесь

<

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс