Вторник 20 Августа 2019 21:26
Известный таджикский адвокат Солиджон Джураев обратился к президенту Рахмону (ч2)
28 Марта

Известный таджикский адвокат Солиджон Джураев обратился к президенту Рахмону (ч2)

Продолжение заявления адвоката Солиджона Джураева, начало заявления здесь. 


Абсурдность обвинения была в том, что другими решениями следователя, зам Генпрокурора и суда  признано, что  «похищенные  средства» принадлежат китайцу Ин Сюандэ и находились на расчетном счёту Дирекции, который был арестован и передан на депозитный счёт Минфина. То есть, деньги находились в кармане  государства.

Это означало, что все обвинения, предъявленные китайцу рассыпались как карточный домик, поскольку нет ни приписок, ни хищения, и нет основания для дачи взятки с целью сокрытия хищения.

Тем не менее, генпрокуратура слепо выполнила волю лидеров преступного сообщества  Холмуродова и Ниёзбадалова и, утвердив шизофреническое обвинение Ин Сюандэ, незаконно передала дело в суд?!

Вот как обстояло дело с «законностью» по делу гражданина Великого государства, древнего и мудрого народа!!

         Уважаемый господин Президент – Лидер Нации и  господин Посол!

Теперь приведу неоспоримые доказательство того, как по заказу лидеров преступного сообщества и их прямого  покровителя – зам. генпрокурора Вахобова, суды в отношении невинного человека заведомо вынесли два обвинительных приговора, и как захватили имущество китайских   инвесторов.

1.По приговору суда г. Душанбе от 7 сентября 2016 года.

Поскольку судьба китайца было предрешена, его обвинительный приговор был написан заказчиками задолго до суда, ещё в стенах Антикоррупционного ведомства. Даже сроки наказания, и какую сумму с него взыскать, определяли они, а не суд.

Поэтому судебное разбирательство дела Ин Сюандэ велось формально, при прямом игнорировании основных Конституционных принципов отправления правосудия. И, не удивительно, что судья слепо придерживался сфабрикованного обвинительного акта предварительного следствия, игнорируя любые доказательства защиты. 

Так, по обвинению в даче взятки:

1. Руководство Дирекции и десятки представителей заказчика в суде в один голос подтвердили, что Ин Сюандэ приписками не занимался, государственные денежные средства не похищал, а акты ревизии агентства фиктивные. Следовательно, обвинения в даче взятки с целью сокрытия хищений не имеют оснований. Тем не менее, суд, голословно отвергая достоверные показания свидетелей, отраженные в протоколе судебного заседания, в приговоре сам выдумал доказательства виновности, указав, что вина подсудимого Ин Сюандэ якобы полностью доказана показаниями указанных свидетелей, и что он давал взятку с целью сокрытия хищения бюджетных средств в особо крупных размерах;

2-А. Несмотря на то, что переводчик Ахроров и свидетель Ван Чанюй в суде подтвердили показания подсудимого, что представитель Агентства Махмадзода, составив фиктивные акты ревизии, угрожая арестом неоднократно требовал от Ин Сюандэ взятку в размере 3 млн. сомони, прямо намекая на Директора Агентства - сына президента;

2-Б. Также, на предварительном следствии Ахроров заявив протест на незаконные действия следователя Ниёзбадалова, неправильно отразившего в протоколе задержания показания подозреваемых, в этом же протоколе Ахроров собственноручно написал, что это Махмадзода под угрозой ареста неоднократно требовал три миллиона, и сегодня деньги принесли по его требованию. Свои показания Ахроров подтвердил на допросе от 16 июля 2015 года и очной ставке с Махмадзода 20 июля. Тем не менее, суд, заведомо исказил показания свидетелей и содержание протокола задержания и в основу обвинительного приговора поставил надуманные доказательства виновности Ин Сюандэ о том, что при задержании Ин Сюандэ и Ахроров якобы подтверждали, что Махмадзода не требовал взятку, а наоборот Ин Сюандэ настаивал и добровольно принес ему взятку, с целью сокрытия хищения в особо крупных размерах.

3-А. В другом случае, суд вновь искажает содержание показания основного свидетеля - переводчика Ахророва, данные им на предварительном и судебном следствии и неправильно указывает в приговоре, что: «в процесс допросов Ахророву представлены записи разговоров для прослушивания. Он подтвердил, что это в этих записях Ин Сюандэ через него неоднократно предлагает Махмадзода взятку, однако тот отказывался получать её, и предупреждает, что действия Ин Сюандэ незаконные».

3-Б. В резолютивной части обвинительного приговора, отвергая доводы свидетелей и подсудимого, суд сам выдумывает доказательства виновности о том, что якобы из представленной Махмадзода аудиозаписи его разговора с подсудимым: «слышно и видно, что Махмадзода отказывается получать взятку, а подсудимый Ин Сюандэ лично и через переводчика Ахророва предлагает и сам добровольно передает должностному лицу взятку 3 млн. сомони за сокрытие хищения в особо крупных размерах».

Однако всё это Большая ложь! Потому что:

1. В деле отсутствует аудиозапись с описанным содержанием разговора; все это судья просто выдумал.

2. Ни на предварительном и ни на судебном следствии Ин Сюандэ и Ахророву запись их разговора с Махмадзода для прослушивания не представляли.

3. На аудио записи Махмадзода, которую судья Ашурмамедова якобы «слушала и видела», слышен только голос Махмадзода, который сам с собой разговаривая, имитирует и создает искусственные доказательства того, что Ин Сюандэ настойчиво предлагает взятку 3 млн. сомони, а тот якобы отказывается её получать.

4. В аудиозаписях Махмадзода, представленных  им следствию, в действительности, вообще нет голоса Ин Сюандэ и его переводчика о предложении и даче взятки,  кроме голоса самого провокатора Махмадзода, разыгравшего спектакль по  вручению  взятки.

Напрашивается вопрос, каким образом судья  могла прослушать аудиозаписи разговоров, если, несмотря на неоднократные заявления защиты и подсудимого Ин Сюандэ, в том числе и в его последнем слове о прослушивании записи разговора с Махмадзода на судебном заседании, суд отклонил их.

Вполне очевидно, что судья  знала, что обвинения  Ин Сюандэ и записи Махмадзода фальшивы! Именно поэтому, от органов следствия не требовала, и не выясняла, куда исчезли 5-6 видео и аудио записей Ин Сюандэ о вымогательстве взятки со стороны Махмадзода.

Приведем дословные цитаты из этих аудио записей, и показаний Ин Сюандэ и его переводчика на предварительном и судебном следствии, которые суд проигнорировал:

«Ин Сюандэ во время всех встреч с Фаридуном Махмадзода, все разговоры записывал на диктофон, на котором имелось шесть-семь записей. На записях Махмадзода говорил Ин Сюандэ, что если ты  не решишь вопрос “верха, то я на “верху не смогу согласовать вопрос о закрытии дела. Если решишь вопрос “верха и принесешь три миллиона, то решится вопрос о приписке 7 212 000 сомони. И предупреждал Ин Сюандэ, чтобы он об этом не говорил Курбониёну (директор строительства правительственных объектов), иначе у него, Махмадзода,  будут проблемы …»

— «Действительно Махмадзода Фаридун говорил, что если ты,  Ин Сюандэ,  не принесешь и не отдашь  3 000 000 сомони, то у тебя будет большие проблемы, тебя арестуют. Махмадзода при этом, поднимая руки с перекрещенными пальцами, показывал  китайцу решетку …».

 «Два дня назад Фаридун Махмадзода позвал меня в кабинете раиса и сказал: «скажи Ин Сюандэ, что завтра последный день, если он не решит вопрос и не принесет три миллиона, то я на “верху не смогу согласовать о закрытии дела. Иначе его арестуют...

А сегодня деньги принесли, потому что сам Махмадзода этого требовал».

2. Теперь по обвинению в хищении бюджетных средств и подделке строительных документов.

1. Несмотря на то, что на судебном заседании бывший директор Курбониён, действующий директор Дирекции по строительству правительственных объектов Зувайдзода, главный инженер (ныне директор) Саидвализода, их   заместители, инженера – ответственные за строительство и приёмку выполненных работ: Саидов, Джумаев, Исокова-Мубинова, Хабибуллоев, Сатторов, Одинаев, Исмоилов, Хайдаров, Бобоев, Азизов, Хушов, Узоков, а также представители ООО «САД ДАРЁ» Ризоев, Гиясов, Наркулов, Муродова, Ван Чанюй, Чуан И. и другие свидетели утверждали, что:

1. Подсудимый  Ин Сюандэ приписок и хищения государственных денежных средств не совершал, а выделенные денежные средства расходовал на строительство гос.объектов. Не подсудимый, а наоборот, государство, в лице Дирекции задолжало ООО “Сад Дарё”  9.2 млн.сомони;

2. Предствители заказчика не подписали акты ревизии Агентства  о завышении объемов выполненных работ и присвоения бюджетных средств  со стороны Ин Сюандэ,  поскольку они были фальшивыми и проверящие сами занимались «приписками». То есть,  без участия заказчика и подрядчика ревизоры Махмадзода и Караев, незаконно проведя выборочные «проверки» строительных объектов, производили замеры не всей постройки в целом, а только пространства внутри здания, не учтя при этом фундамент, подвалы и мансарды жилых домов и другие необходимые затраты подрядчика. Эти нарушения далее были подтверждены заключением комлексной-комиссионной экспертизы Минюста.

Тем не менее, полностью отвергая достоверные показания почти 30 свидетелей и неопровержимые документальные доказательства, исследованные при судебном разбирательства дела, отраженные в протоколе судебного заседания, суд вынес Ин Сюандэ обвинительный приговор, слово в слово переписав в нем формулировку текста обвинительного заключения.

А доказательства виновности судья сама выдумала, заведомо неправильно указав  в приговоре, что  вина подсудимого по всем пунктам обвинения якобы полностью нашла подтверждение показаниями вышеуказанных свидетелей и актами ревизии.

Как видите, это было не правосудие, а театр абсурда!

Заказной характер дела Ин Сюандэ и абсурдность его обвинения  явно вытекает из самого неправосудного приговора! Поэтому из шизофрении переходим к здравомыслию!

1.Суд из обвинения Ин Сюандэ в хищении 9,74 млн. сомони исключил 855 тыс. сомони и признал подсудимого виновным в хищении 8.89 млн. сомони (9.74 - 0,855 =8.89), и по статье 245 части пункта б” Уголовного Кодекса РТ приговорил его к 10 годам лишения свободы.  

2. Тем же приговором надуманное обвинение в попытке  присвоения бюджетных средств в размере 4,475 тыс. сомони, суд необоснованно признает как повторное преступление, и по указанной статье, повторно приговаривает Ин Сюандэ ещё к 8 годам лишения свободы.

Даже, если бы китаец и совершил указанные преступления, то, согласно закону (ст.19 УК): «не признается  повторным преступление, состоящее из ряда тождественных преступных деяний, охватываемых общим умыслом и направленных к единой цели и составляющих  одно продолжаемое преступление».

3. Тем же приговором «причиненный государству ущерб» в размере  8,89 млн. сомони,  суд  покрывает из 9,2 млн. сомони, которые были в подотчете подсудимого и  находились на расчётном счёту Дирекции за выполненные ООО «Сад Дарё» строительных работ, а потом эти средства арестованы и переданы на депозитный счёт Минфина. Этим суд  признал, что «похищенные средства» на самом деле находились не в распоряжении подсудимого, а в кармане государства.

И очевидно, что при этих обстоятельствах отсутствуют как события преступления, так и ущерб государству, которое  остается должником перед  Ин Сюандэ в размере 361 тыс. сомони.

То есть, суд сам доказывает, что в действиях китайца отсутствуют хищения путем приписок завышения объема строительных работ,  и нет основания для дачи взятки с целью сокрытия хищения!  Возникает вопрос, за что давать взятку, если нет хищения? Ведь нечего скрывать!

Иными словами, суд подтверждает, что все обвинения китайца и доказательства его виновности, отраженные в приговоре, являются  надуманными! Однако за решетку отправлены не настоящие преступники – фальсификаторы дела и судья, выполнивший заказ, а невиновный китаец!

5. Более того, если  лицо  совершило указанные в приговоре хищения и возместило нанесенный ущерб государству, то, согласно ст. 49 п. 6 УК РТ,  осужденному назначается наказание, не связанное с лишением свободы.

Однако вызывает недоумение то, что суд своим приговором,  взыскивая причиненный государству ущерб (8,89 млн. из 9,28 млн.) из арестованных средств подсудимого, одновременно отказывает ему в применении вышеуказанного закона, мотивируя это тем, что подсудимый китаец якобы не возместил причиненный государству ущерб.

Ведь вопрос был закрыт и по выводу самого суда, должником остается государство в лице Дирекции в размере 361 тыс. сомони?

Как видите, это не приговор, а сумасбродство!

2. Уважаемый господин Президент и господин Посол!

А теперь, посмотрите, пожалуйста,  никто в мире не может быть судимым или наказанным дважды за преступление, за которое уже был осужден! А таджикский суд за одно надуманное преступление в хищении в особо крупных размерах, осудил китайца дважды, наказал трижды и четырежды?! И как абсурдным приговором таджикского суда гражданин КНР признается «сам у себя укравшим»?

Так: Первым приговором суда от 7 сентября 2016 года Ин Сюандэ  уже был осужден за хищение госсредств на сумму 9,7 млн. сомони и использование этих «похищенных средств» для покупки строительной техники, движимого и недвижимого имущества и ему было назначено два наказания (10 и 8 лет лишения свободы).

Этим же приговором «причиненный государству ущерб» был погашен из средств подсудимого, находящихся на расчетном счёту Дирекции за  счёт выполнения строительных работ.

Тем не менее, член преступного  сообщества по фабрикацию дел на невинных граждан  следователь Рахмонзода повторно обвинил Ин Сюандэ в хищении этих и других собственных средств  подсудимого и его жены в размере 18,6 млн. сомони,  которые находились в обороте ООО «Сад-Дарё». А всю купленную в Китае за счёт личных средств супругов строительную технику, завезенную  в Таджикистане и составляющую как основные средства ООО «Сад Дарё», посчитал купленными за счёт отмывания «похищенных» те же 9,7 млн. сомони.

Абсурдно, что  решениями самого следователя, прокурора и суда, с октября 2015 года эти средства находились не в распоряжении подсудимого, а в государственной казне - на депозитном счёте Минфина. Что воровать и какие деньги отмывать, если их не было в распоряжении китайца!

Более того, каждый эпизод покупки транспортных средств и стоительной техники следователь, квалифицировал как повторные преступления и предъявил  китайцу аж 22 эпизода обвинения, по ст.262 части  3 УК РТ.

         Вот такие немыслимые шизофренические обвинения признаются «законными» прямым покровителем преступного сообщества - заместителем Генпрокурора РТ Вахобовым и дело  передается в суд.

         2. Новым приговором Душанбинского горсуда от 31 октября 2017 года, Ин Сюандэ признан выновным в «хищении» тех же 9,7 млн. сомони, с той же формулировкой, то есть, использование этих средств для покупки строительной техники, движимого и недвижимого имущества и повторно, в рамках надуманого «хищения» 18,6 сомони, назначаются ему ещё три наказания (11, 5 и 3 года лишения свободы)  с конфискацией всей строительной техники.

 Диву даешься! И вторым  приговором  признается, что  «похищенные средства», которых якобы «отмывал» китаец,  находятся  не в распоряжении подсудимого, а в государственной казне! А Ин Сюандэ все продолжают судить, наказывать, забирают его совместное с супругой имущество, имущество других невиновных  китайцев!

3. Полный абсурд, когда эффективное использование строительной техники на 15-ти правительственных объектах (два остались не завершенными), суд признал «корыстными, тяжкими преступлениями перед таджикским государством, и обстоятельствами, отягчающими наказание», и Ин Сюандэ приговорили к 21 году лишения свободы, с пожизненным  лишением права работать в Таджикистане.

Поразительно, но очевидно, что суд считает, что “глупый” китаец обязан был строить многоэтажные правительственные объекты, даже на Памире, без использования транспортных средств и строительной техники, то есть, голыми руками!

 Признание судом всего имущества ООО «Сад Дарё» и других китайцев, приобретенным за счёт «похищенных государственных средств», и их полная конфискация в пользу государства, это явно антиконститутционный акт, вынесенный от имени государства.

Ведь ООО «Сад Дарё» было зарегистрировано в органах госвласти РТ в январе 2009 года, и его уставный фонд был сформирован на средства учредителя Ин Сюандэ и его жены в сумме 1,9 млн. сомони; транспотные средства, производственная и строительная техника на сумму более 20 млн. сомони были куплены на личные средства супругов в Китае и завезены  Таджикистан; ещё 20 млн. сомони оборотных средств являлись их личными средствами (как и техника, считаются инвестициями). То есть, задолго до того, как ООО«Сад Дарё» заключило  договорные отношения с Дирекцией,  оно уже владело всем вышеперечисленным имуществом и средствами.

  Ведь суд  конфисковал даже сломанный кондиционер, поставленный в  строительном вагончике, где супруги жили и работали,  стиральную машину жены, а также имущество других невиновных китайцев, работающих в обществе, посчитав его ворованным. Тем самым, оставив инвестора и участника общества без копейки, а более 250 китайских рабочих - без работы и средств к существованию.

Это в то время, когда самим судом признается, что ООО «Сад Дарё» за период деятельности имело прибыль в размере 21 миллионов сомони. Но куда делись эти деньги и инвестиции китайцев, суд не выяснял, но посчитал, что даже стиральную машину осужденный купил за счёт ворованных бюджетных средств?!

А теперь, пожалуйста, обратите внимание на другой судебный произвол, захват средств и имущества китайских инвесторов.

5. По первому приговору Ин Сюандэ однажды был осужден за «приписки» по 13 строительным объектам Дирекции и «хищение» бюдждетных средств в сумме 9,7 миллионов.

Тем не менее, в новом приговоре суда личные средства супругов и Общества, полученные не от государственных, а от общественных организаций за участие в строительстве их объектов, поступившие на законных основаниях на расчетный счёт ООО «Сад Дарё» в сумме 24,9 млн. сомони, также необоснованно  признаны  бюджетными, якобы похищенными путем приписки по тем же 13 объектам Дирекции. И, суд признал виновным китайца в краже собственных средств и средств жены, назначив по ним, и по трем, связанным с хищением преступлениями, отдельные наказания. Продолжение, часть третья здесь, первая часть здесь

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс