Пятница 22 Ноября 2019 20:35
Казахстан обсуждает целесообразность членства в Таможенном союзе
16 Октября 2013

Казахстан обсуждает целесообразность членства в Таможенном союзе

Любимое детище кремлевского руководителя Владимира Путина – проект возвращения бывших советских республик в лоно Москвы путем объединения в Таможенный Союз – набирает обороты. Однако возможность расширения приводит в восторг отнюдь не всех действующих членов альянса.

В настоящее время разную степень интереса к присоединению к государствам-основателям ТС – России, Беларуси и Казахстану – проявляют Армения, Кыргызстан и Таджикистан. Перспективы удвоения состава провоцирует в Казахстане новую полемику о достоинствах экономической интеграции со своим бывшим колониальным владыкой.

Сторонники идеи утверждают, что проект предоставляет беспрецедентные возможности по освоению новых рынков; оппоненты возражают, говоря, что Россия поглощает экономику Казахстана – а некоторые вообще убеждены, что союз является для Москвы обходным маневром по восстановлению своей гегемонии в регионе.

«Похоже, это политический проект Путина по ликвидации «геополитической катастрофы» XX века, а именно распада СССР», – сказала EurasiaNet.org директор Центра центральноазиатских исследований при алматинском университете КИМЭП Наргис Касенова.

«Совершенно очевидно, что этот интеграционный проект обязан своим продвижением отнюдь не привлекательности российской экономики, перед которой невозможно устоять», – добавила она.

Путин же своих амбиций и не скрывает. Два года назад он произвел фурор, обрисовав свои планы создания Евразийского союза на останках бывшего СССР. Это выступление заставило тогдашнего Госсекретаря США Хиллари Клинтон обвинить его в «ресоветизации региона».

Воплощение дурманящей мечты Владимира Путина – дело не таких уж далеких дней: всего через пару лет, в 2015 году Таможенному союзу предполагается придать дополнительные полномочия и переименовать его в Евразийский экономический союз.

Многие обозреватели в Казахстане опасаются, что проект евразийской интеграции заходит слишком далеко и развивается слишком быстро. Кроме того, по мнению аналитиков, он способствует усилению националистических тенденций. «Тема Таможенного союза превратилась в Казахстане в символ России и всего русского», – сказал в июле журналу «Эксперт» Василий Мисник из алматинского Института политических решений. Националистические силы избрали тему ТС в «качестве жупела» для мобилизации поддержки в свой адрес, добавил он.

Президент Назарбаев – решительный союзник России, вплоть до последнего времени выступал движущей силой постсоветских интеграционных проектов, но даже он становится осторожным в своих высказываниях. В мае он обозначил, что «никакой передачи политических функций, ущемляющих независимость государств, в наднациональные органы не планируется». «Речь идет о сугубо экономической интеграции», основанной «на прагматизме и взаимной выгоде для всех государств», подчеркнул он.

Критики не замедлили поинтересоваться, что же получил Казахстан от членства в этом союзе. Один серьезный отрицательный момент для Астаны уже можно отметить, говорят они – это невступление во Всемирную торговую организацию. Россия присоединилась к ВТО в прошлом году, а Казахстан надеялся сделать это в году нынешнем, но в июле в ВТО заявили, что это вряд ли произойдет из-за «противоречий» между договоренностями страны со странами-участницами ВТО и ее обязательствами перед Таможенным союзом.

Утверждалось, что одним из преимуществ членства в Таможенном союзе станет увеличение объема торгового оборота с другими членами ТС. Согласно же официальной статистике, пока результатом стал поток импорта, хлынувший в Казахстан из России.

«Размеры экономик разительно отличаются, – отмечал видный казахстанский националист и оппонент Таможенного союза Мухтар Тайжан в майском интервью кыргызстанской газете «Вечерний Бишкек». – Это все равно, что выпустить на ринг школьника и профессионального боксера».

В прошлом году объем казахстанского экспорта в Россию вырос на 40 процентов по сравнению с 2010 годом (когда был образован ТС), объем же российского экспорта в Казахстан взлетел на 55 процентов. В минувшем году объем российского экспорта в Казахстан в денежном выражение более чем в два раза превысил объем казахстанского экспорта в Россию (17,1 млрд долларов против 6,7 млрд долларов).

Торговый оборот с Беларусью, несмотря на существование Таможенного союза, остается ничтожным. В прошлом году этот показатель составил 0,6 процента от общего объема внешней торговли Казахстана. Причем торговый баланс неблагоприятен для Казахстана: объем экспорта в Беларусь составил в 2012 году в целом лишь 105 млн долларов, а импорта – 594 млн долларов.

Острым вопросом остаются непропорциональные доходы России от таможенных сборов: Москве достается 87,87 процента всех сборов, Казахстану – 7,33 процента, а Беларуси – 4,7 процента.

Несмотря на эту неблагоприятную статистику, Таможенный союз, судя по всему, пользуется большой поддержкой в Казахстане: согласно опубликованным в прошлом месяце результатам опроса общественного мнения, за союз высказались 73 процента респондентов.

Даже среди министров правительства отмечается недовольство: министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков посетовал на этой неделе, что РФ и Беларусь поддерживают свою сельскохозяйственную отрасль, нарушая правила ТС.

Среди руководителей предприятий сложилось неоднородное отношение: некоторые выражают недовольство, что Россия заваливает республику своей продукцией, другие в восторге от новых торговых возможностей, которые предоставляет Таможенный союз. «Мы это принимаем как благо, – сказал на состоявшемся в прошлом месяце обеде в честь первого автомобиля Peugeot казахстанской сборки Андрей Лаврентьев, возглавляющий компанию Allur Group, экспортирующую автомобили в Россию. – Это не политкорректные слова. Это реальный бизнес».

«Таможенный союз действительно создал определенные возможности для некоторых компаний, особенно тех, что занимаются реэкспортом товаров в Россию и Беларусь, – говорит Наргис Касенова, отмечая, что имеются и отрицательные моменты. – Выросли цены на потребительские товары, завозимые из остальных стран, цены на бензин сравнялись по уровню с российскими, а казахстанская экономика становится все более и более зависимой от происходящего в России, оставляя правительству страны меньше пространства для маневра».

Как явствует из исследования, опубликованного в прошлом году Всемирным банком, рост цен объясняется введения единой ставки налога на импорт из не входящих в ТС стран, в результате чего тарифы в Казахстане взлетели с в среднем 6,7 процента до 11,1 процента.

По оценке авторов документа, в результате роста тарифов реальный доход Казахстана сокращается примерно на 0,2 процента в год. Однако они высказали мнение, что ТС обладает определенным потенциалом для Астаны в зависимости от того, как будут развиваться события. Согласно оптимистическому сценарию, реальный доход может прирастать по 1,5 процента в годовом исчислении, а согласно пессимистическому сценарию – сокращаться на 0,3 процента.

Присоединение к альянсу новых государств с гораздо более слабыми экономиками – Кыргызстана и Армении (подтвердивших свое намерение вступить в ТС), – и, возможно, Таджикистана (выразившего интерес), окажет неопределенное воздействие на Таможенный союз, полагают аналитики.

Тем не менее, интеграционная деятельность продолжается. Ее оппоненты в Казахстане полагают, что расширение альянса связано скорее с геополитикой, чем с экономическими соображениями. Или, как выразился Мухтар Тайжан, «это просто имперские амбиции России, и больше ничего.

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс