Четверг 28 Января 2021 17:35
Мать умершего младенца Умарали Назарова обязали покинуть Россию
13 Ноября 2015

Мать умершего младенца Умарали Назарова обязали покинуть Россию

Городской суд Санкт-Петербурга отклонил жалобу матери пятимесячного Умарали Назарова, скончавшегося в Центре реабилитации детей в октябре, на решение о ее депортации из России.

Как сообщают российские СМИ, городской суд оставил без изменения решение Октябрьского районного суда, который обязал Зарину Юнусову выплатить штраф в 5 тыс. рублей за нарушение миграционного законодательства и покинуть Россию.

На заседание горсуда по апелляционному делу о выдворении матери мальчика прибыли оба супруга, бабушка умершего мальчика Мехринисо Назарова, представитель консульства Таджикистана Манучехр Хамзаев и землячка семьи гражданка России Мунавара Шарофутдинова. Зарина Юнусова участвовала в процессе при помощи переводчика: по-русски она не говорит и к тому же находится в стрессовом состоянии. Профессиональную психологическую помощь ей и другим членам семьи никто не оказывает, сообщила Мунавара Шарофутдинова.

Рустам Назаров заявил, что собирался увезти семью домой в Таджикистан еще в октябре, но сейчас они хотят дождаться результатов экспертизы и узнать причины смерти ребенка. В зале присутствовал также представитель ФМС Рафаэль Понахов, который, согласно акту полиции о выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка, обнаружил его в квартире и участвовал в доставке мальчика и матери в полицию. Адвокаты семьи мальчика ходатайствовали о допросе сотрудника ФМС, поэтому судья до проведения допроса удалила его из зала.

Адвокаты попросили суд не выдворять потерпевшую из России в связи с исключительным случаем потери ребенка до завершения расследования обстоятельств его смерти. Защита также требовала не приобщать к административному делу материалы о проверке ФМС соблюдения миграционного законодательства, предоставленные по запросу суда, поскольку на момент рассмотрения дела 13 октября в райсуде в день проверки необходимые протоколы и акты представлены не были и доказательствами служить не могут.

В целом защита Зарины Юнусовой просила прекратить производство по этому делу. Адвокат Олег Барсуков пояснил, что формальные процедуры привлечения к ответственности Зарины Юнусовой нарушены, часть документов составлена задним числом, что свидетельствует о незаконности производства по административному делу. Адвокат Ольга Цейтлина настаивала, что нарушены и международные конвенции, гарантирующие право на жизнь и уважение семейной жизни.

В частности, сфальсифицированы документы об изъятии подкинутого или заблудившегося ребенка, заявила адвокат: мальчика разлучили с матерью, при этом документально подтвердив наличие у него свидетельства о рождении. Обязательной в таком случае передачи ребенка имевшимся в наличии родственникам не произошло, что в итоге и привело к нарушению его права на жизнь.

Как утверждает госпожа Цейтлина, переводчик, которого предоставили Зарине Юнусовой 13 октября, появился лишь после перемещения женщины из полиции в ФМС. Он, по словам адвоката, не владел таджикским языком (говорил только по-узбекски) и плохо владел русским, поэтому защита сочла его перевод ненадлежащим.

На заседании суда Зарина Юнусова отвечала на вопросы суда почти шепотом, отмечает \"Коммерсант\". Она назвала имя мужа и сообщила, что ребенка у нее отобрали против ее воли в полиции. Она подтвердила, что переводчик, которого ей предоставили в тот день, не понимал ее и она тоже его не понимала.

При этом объяснения, которые фигурируют в материалах суда, она «срисовала» с написанного переводчиком образца, не понимая их содержания. Кроме того, Зарина Юнусова рассказала, что сотрудники ФМС, забиравшие ее с ребенком из квартиры, были в штатском и документов не представили.

«Я переодевала ребенка, в это время брат мужа Далер сказал, что пришли эти люди,— рассказала Зарина.— Они стали торопить меня, быстрей-быстрей, мы сели в машину, ребенок был у меня на руках. Когда мы приехали в полицию, ребенок заплакал, и я покормила его грудью, после этого ко мне подошли, вырвали из рук ребенка, я не хотела его отдавать». По ее словам, она не понимала, что происходит, думала только о ребенке, но когда на нее стали кричать, испугалась и выполняла то, что ей говорили.

После допроса Зарины Юнусовой судья вызвала Рафаэля Оглы Понахова, инспектора ФМС, который 13 октября посетил по сигналу администрации района квартиру Зарины Юнусовой. Свидетель подтвердил, что документы не предъявлял и что он сам и его напарник Сергей Орлов были не в форме. По словам господина Понахова, квартира, где они застали таджикскую семью, формально является нежилым помещением.

«Там были три комнаты и санузел»,— рассказал он. В комнате находились матрацы и колыбель. Было ли там постельное белье, сотрудник ФМС не интересовался. Чей ребенок, сотрудники ФМС на месте уточнять не стали: «Мы попросили проехать с нами, чтобы выяснить личность гражданки и ребенка. Мы не могли оставить ребенка в помещении, которое не является жилым. Инспектор по делам несовершеннолетних составила акт о подкинутом и заблудившемся ребенке. Гражданка (Зарина Юнусова.— “Ъ”) выглядела несовершеннолетней. Присутствовавший с ней Далер Назаров сказал, что ей 21 год, назвав другую фамилию. В камере для административного задержания проводилась дезинфекция, поэтому гражданку туда не поместили, затем другая женщина принесла ее паспорт».

Из показаний господина Понахова следует, что данные о ребенке работников ФМС не интересовали, в составленном ими протоколе о ее незаконном пребывании в России о ребенке ничего не сказано. При этом сотрудник ФМС не смог ответить на вопрос о том, на каком основании он поставил свою подпись под актом о выявлении подкидыша. Зарина Юнусова заявила, что сотрудник ФМС видел, как она кормила ребенка грудью, а когда он и его напарник забирали их в полицию, ей даже не позволили надеть малышу шапочку.

Адвокат Юрий Серов поинтересовался данными переводчика, которого ФМС предоставила Зарине Юнусовой 13 октября. Его данные в протоколе оказались указаны с ошибкой, а внесенный переводчиком текст, как признал сотрудник ФМС, написан на языке, «похожем на русский». После этого суду пришлось выяснять, на каком языке говорит сама Зарина Юнусова. Выяснилось, что она говорит и пишет на одном из таджикских диалектов группы фарси, а предоставленный ей ФМС переводчик был из Узбекистана, поэтому они вообще не понимали друг друга.

Адвокаты настаивали на отмене решения, отмечая, что Юнусова одновременно проходит потерпевшей по делу о смерти ее ребенка, и высылка из страны нарушит ее права. Однако судья Елена Широкова сочла эти доводы неубедительными.

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс