Вторник 29 Сентября 2020 03:28
Мифы Якуба Салимова: До кресла главного милиционера и после
07 Июня 2017

Мифы Якуба Салимова: До кресла главного милиционера и после

Он был первым представителем нового режима, который появился в телевизоре и сообщил о том, что новые власти пришли всерьез и надолго. А потом он спас президента Рахмона от разрыва гранаты,  и президент сказал что никогда не забудет ему этого. Но, через некоторое время Якуб Салимов оказался в изгнании, а потом в тюрьме.

О противоречивом и неоднозначном политическом пути Якуба Салимова рассказывает известный таджикский историк и журналист Нурали Давлатов.

Ньюсмейкер перестроечных времен 


Звезда Якуба Салимова на политическом небосклоне зажглась осенью 1992 года на 16 сессии Верховного Совета. Именно тогда, в возрасте 34 лет, он стал министром внутренних дел, как говорили тогда, конституционной или законной власти.
Назначение Якуба  Салимова министром одной из ключевых структур было смелым решением, но в тоже время, неожиданным для всего общества, потому что он не был профессиональным милиционером, и, ни одного дня не работал в этой системе.
Следует подчеркнуть, что свою головокружительную карьеру он сделал во время гражданской войны. Его путь от полевого командира Народного фронта до министра внутренних дел занял менее полгода.
До этого, вновь назначенный министр уже дважды становился героем криминальных хроник -первый раз в 1989 году, когда СМИ объявили его рэкетиром, второй раз одним из организаторов массовых погромов в феврале 1990 года.
На самом деле, Якуб Салимов в годы советской власти ни одного дня не сидел в тюрьме. Правда заключается в том, что в 1989 году он получил 2,5 года условно по статье 160 УК Таджикской ССР.
Что касается февральских событий, судя по официальным заявлениям, он не принимал участия в этих кровавых событиях, поэтому не привлекался к уголовной ответственности.
Есть еще один нюанс, о котором не следует забывать. Практически все ключевые лица законной или конституционной власти были назначены лично председателем Народного фронта Сангака Сафарова или с его одобрения.
Именно по этой причине, после назначение Якуба Салимова министром внутренних дел, за которым закрепилась слава рэкетира, возникли вопросы у общества, хотя ко времени вступления на эту должность, судимость с него была снята.

                                                     Коренной перелом  

Якуб Салимов пришел в политику поневоле. До начала гражданской войны  он официально занимался предпринимательством.
Когда весной 1992 года когда на двух центральных площадях города Душанбе -Озоди и Шахидон начались долгосрочные митинги, он организовал встречу на котором приняли участие более 100 человек, которые договорились, что приложат все свои усилия, чтобы не проливалась кровь.
Более того, Я. Салимов и его близкие друзья поставили палатку между Шахидон и Озоди, и заявили, что если вдруг митингующие одной площади пойдут против другой, то они пройдут через их трупы.
Вероятно, его миротворческая деятельность, каким-то силам пришлось не по душе. В результате забросали гранатами его дом. По чистой случайности никто из членов его семьи не пострадал.
Когда сторонники правительства покинули площадь Озоди, а в Душанбе образовалось Правительство национального согласия, сторонники оппозиции решили, что они победили.
По этой причине, вернувшись в свой оплот - Курган-тюбинскую область взяли в заложники председателя области А. Ахмедова в заложники, который чудом спасся бегством в Душанбе.
Духовный лидер Партии исламского возрождения  мулло Абдулло (Саид Абдулло Нури) получил рабочий кабинет в здании местного хукумата, а вскоре председателем области назначил своего земляка Нурали Курбонова, бывшего секретаря ЦК комсомола республики.
В этот же период в Кулябской области начались репрессии сторонников национального движения Растохез, Демократической партии и Партии исламского возрождения, поэтому сторонники оппозиции перебрались в другие регионы.
Тем временем, полем для битвы между сторонниками оппозиции и сторонников правительства стала Курган-тюбинская область, где победители стали диктовать свои условия.
Якуб Салимов, уроженец Вахшского района, выросший в Душанбе, вернулся в конце июня 1992 года домой, где несколько дней назад, в результате чисток были убиты сотни жителей, которые не поддерживали оппозицию.
Вашхская трагедия была одной из самых жестоких и кровавых операции в истории гражданской войны. В результате этой бойни десятки тысяч покинули свои дома и стали вынужденными беженцами.
После своего возвращения Якуб Салимов возглавил отряд местной самообороны. Взял на себя роль руководителя санитарно-похоронной команды, которая хоронила разложившиеся трупы.
Проводил многочисленные переговоры с лидерами оппозиции, чтобы вернуть домой беженцев и остановить кровопролитие. Но задача оказалось сложной, так как оппозиция считала, что полная победа над сторонниками правительства не за горами.
Ситуация в области резко обострилась осенью 1992 года, когда по душанбинскому сценарию на двух центральных площадях города Курган-тюбе собрались сторонники правительства и оппозиции.
Но избежать вооруженного столкновения не удалось. Буквально за считанные дни Курган-тюбе стал мертвым городом. Оппозиция, используя тактику выжженной земли, сожгла Ургут-махаллу.
Сангак Сафаров и его сторонники стали отступать. Казалось, что вот–вот оппозиция разгромит вооруженные формирования Народного фронта. Но ситуация на фронте коренным образом изменилась 27 сентября 1992 года.
В этот день, бывший офицер Советской армии, сотрудник местного военкомата старший лейтенант М. Худойбердиев вывел танки и БТР с территории 191 полка, дислоцированного в Курган-тюбе, нанес решительный удар по вооруженным формированиям оппозиции.
А после началось триумфальное шествие Народного фронта. Вскоре были освобождены ряд других районов Курган-тюбинской области.
Ко времени созыва 16 сессии в середине ноября 1992 года Якуб Салимов был одним из самых авторитетных полевых командиров Народного фронта.
 
Министр поневоле

Но почему именно Якуб Салимов стал министром внутренних дел? Ведь в МВД было немало профессионалов, высокопоставленных офицеров и даже генералов. Причина была в том, что председатель Народного фронта объявил им вотум недоверия.
Предложение назначить Я. Салимова министром внутренних дел исходил лично от Сангака Сафарова. Как рассказывают очевидцы, когда лидер Народного фронта предложил ему этот пост, будущий министр категорически отказался.
Он сказал, что воевал не для того, чтобы стать министром, и показал на несколько генералов, стоящих рядом. Но С. Сафаров, повернувшись к ним, заявил: если бы они выполняли свой долг честно, то президента Набиева боевики не отправляли бы в отставку под дулом автоматов.
Председатель Народного фронта добавил, что Душанбе еще в руках оппозиции, а Народно-демократическая армия распространила заявление о том, что будет оборонять столицу, и не допустит, чтобы новая власть вошла в город.
Один из самых активных депутатов таджикского парламента Валентина Абдусамадова прямо на сессии заявила, что новая власть не долго продержится. Вот тогда многие задумались о том, что в Душанбе никто не собирается преподносить власть на блюдечке.
Поэтому, когда Салимов категорически отказался от поста министра внутренних дел, сессия приостановила свою работу более чем на сутки.

Последним аргументом, убедившим его, стали слова С. Сафаров о том, что ради погибших ребят, необходимо сделать все, чтобы довести до конца борьбу. Я. Салимов согласился с условием, что как только вооруженные формирования Народно-демократической армии будут вытеснены, он напишет заявления об уходе.

Таким образом, новый министр внутренних дел создал Батальон особого назначения, который 10 декабря 1992 года вошел в Душанбе с трех направлений, с севера, юга и востока.

Возле здания МВД отряд, возглавляемый Я. Салимов, был встречен шквальным огнем. В районе 9 км. было совершенно вооруженное нападение на колонну БОН. В результате были убиты несколько человек.

Вечером 10 декабря вдруг после криков и ссор в прямом эфире прервались передачи таджикского телевидения. Многие жители столицы еще не знали, что в город вошел БОН, который должен был обеспечить условия для приезда членов нового правительства.
Через полчаса или час на экране появился Якуб Салимов в камуфляжной форме, и заявил, что правительство, избранное на 16 сессии в Худжанде сегодня вошло в Душанбе.
В последующие дни, вооруженные формирования отступили на восток. Вопреки заявлениям новых властей, гражданская война в Таджикистане не только не закончилось, но и стала набирать обороты.

Основная тяжесть на войне легла на плечи сотрудников МВД, численность которых доходила до 27 тысяч. Министерство обороны образовалась только в феврале 1993 года, поэтому, необходимо было время для того, чтобы солдаты научились воевать.
Я. Салимов ушел в отставку в августе 1995 года, но к этому времени он написал 3 заявление об отставке.


Но вскоре, в начале 1996 года тучи стали сгущаться над его головой. Когда полковник М. Худойбердиев поднял мятеж, стали распространяться слухи о том, что Я. Салимов, к тому времени назначенный послом в Турции, тайно поддерживает мятежников.


Узнав о слухах, бывший министр МВД выступил на чрезвычайной сессии парламента, заявив, что он выступает против военного переворота.
 - Я бывший министр внутренних дел, встаньте и скажите, какие преступления я совершал, или что воровал?, - задался вопросом Салимов.

Условия экстрадиции

В начале 1997 года Я. Салимов стал председателем Таможенного комитета. В апреле того же года, он спас президента Рахмона, когда на главу государства было совершенно покушение в Худжанде.

Я. Салимов прикрыл своим телом президента, когда были брошены одна за другой две гранаты. В тот же день Рахмон, обращаясь по телевидению к соотечественникам, заявил: «Вы должны помнить, кто спас вашего президента, это всегда будут помнить мои дети и дети моих детей!"


Накануне подписания Договора о мире Я. Салимов, оказался чуть ли не единственным бывшим полевым командиром, который согласился быть вместе с президентом во время этой церемонии.

Но в августе 1997 года полковник Худойбердиев в очередной раз поднял мятеж.
В эти дни дом Я. Салимова был атакован с трех сторон правительственными силами и танками 201 дивизии. Председатель Таможенного комитета в срочном порядке покинул Таджикистан.

В ноябре 1998 года, когда М. Худойбердиев ворвался в Согдийскую область, командир Президентской гвардии, генерал Г. Мирзоев, выступая на чрезвычайной сессии парламента, заявил, что Я. Салимов тоже входил в число заговорщиков.

Это заявление опроверг министр безопасности С. Зухуров.  

21 июня во время проверки документов на пункте ГАИ на Ленинградском проспекте Якуб Салимов был арестован и помещен в "Лефортово". До этого времени бывший министр проживал в Арабских эмиратах и Турции.


Между тем, в Таджикистане ходили слухи, что если бывшего министра экстрадируют, на родине он выйдет на свободу по амнистии.
Вероятно, по этой причине он неоднократно обращается к президенту РФ В. Путину и Генеральному прокурору РФ В. Устинову, и просит его экстрадировать в Таджикистан.
Вот выдержки из двух обращений: первое адресовано Путину второе Устинову.


«Уважаемый Владимир Владимирович! В июне сего 2003 года мной было направлено Вам прошение о предоставлении политического убежища, на которое мне было отказано на основании Минской конвенции.
К настоящему времени я уже четвертый месяц нахожусь под стражей, хотя все сроки Минской конвенции и Европейской конвенции о выдаче 1957 года истекли, и вопрос, связанный с моей экстрадиции не решается. Необоснованная задержка моего вопрос об экстрадиции отрицательно сказывается на моей семье.
Убедительно Вас прошу принять личное участие в решении скорейшего разрешения моего вопроса об экстрадиции.


На неоднократные мои заявления и жалобы, как в органы Генеральной Прокуратуры, так и в судебные органы РФ остались без конкретного решения. В связи с этим я обращаюсь к Вам как главе государства РФ и принять все вышеописанное, как просьбу о помощи в разрешении этого вопроса».  
«Я был задержан по запросу Генпрокуратуры РТ для дальнейшей экстрадиции 21 июня 2003 года, и был помещен под стражу в СИ ФСБ РФ, где и содержусь по сей день. Однако все сроки, установленные международными правовыми актами, истекли...
На мой запрос в Генпрокуратуру о правомерности столь длительного содержания под стражей ответов и разъяснений я не получил. Я содержусь под арестом в СИ ФСБ в полной неясности о своей судьбе и судьбе своей семьи.
В связи с этим я прошу вас разъяснить мне законность моего пребывания под стражей сверх установленных законом сроков, и решить вопрос в пределах вашей компетенции о моей экстрадиции или моего освобождения из- под стражи».
Накануне экстрадиции бывшего министра, в Генпрокуратуре Таджикистана российскому агентству «Интерфакс» сообщили, что соглашение между Москвой и Душанбе о выдаче Я.Салимова достигнуто в ходе переговоров, длившихся полгода - с лета 2003 года.
- Россия выдала Салимова под гарантии неприменения в отношении него смертной казни, - сообщал Интерфакс.

Таким образом, таджикская генпрокуратура гарантировала, что к высшей мере Я. Салимова не приговорят. Тем более, с мая 2004 года в Таджикистане был введен мораторий не только на исполнение, но и на вынесение смертных приговоров.

Спустя несколько лет, уже находясь в СИЗО в Таджикистане, в одном из своих интервью «АП» Я. Салимов говорит, что в Лефортово его предупреждали не торопиться с возвращением, так как по инкриминированным статьям ему грозит смертная казнь.
В конце февраля 2004 года бывшего министра экстрадировали в Таджикистан и поместили в СИЗО.

От звонка до звонка

Ряд видных представителей таджикской интеллигенции, в том числе Фозил Тахиров, член-корреспондент Академии Наук РТ, Далер Пачаджанов, академик
Сохиб Табаров член- корреспондент Академии Наук РТ обратились к президенту Рахмону, в котором, в частности говорилось:

“Мы обращаемся к Вам, дорогой Эмомали Шарипович, зная Ваши исключительно добрые человеческие качества - гуманность, принципиальность, терпимость, благожелательность, незлопамятность, которые украшают Вас как человека и Президента Республики Таджикистан, общепризнанного народного лидера.
Мы убеждены в том, что Вы проявите мудрость и справедливость в отношении Салимова Я.К”.


Далее в Обращении отмечалось, что в самое трудное для республики время, Салимов Я.К. учредил Благотворительный фонд «Бактрия». который оказал необходимую помощь 300 представителям творческой интеллигенции, работникам науки, здравоохранения, а также детям- инвалидам и сиротам, и другим слоям населения.
26 апреля 2004 года информационное агентство «Авеста» опубликовало открытое письмо на имя президента страны Э. Рахмонова от родственников и сторонников экс-министра МВД РТ Якуба Салимова.


В письме, которое подписало более 1600 человек, говорилось: «Мы не можем быть в стороне вокруг споров и дискуссий о сыне таджикского народа – Якубе Салимове, который всегда как в своих действиях, так и в своих словах поддерживал и выражал вам уважение Эмомали Шарипович.

Долгие годы, во время восстановления мира и безопасности в Таджикистане он был и остается вашим соратником и другом, и с кем бы не встречался на разных уровнях, описывал вас как единственного человека, который может принести Таджикистану единство, мир и благополучие».

Авторы открытого письма уверенно заявляли, что все предъявленные обвинения экс-министру МВД являются безосновательными.
«Мы, граждане различных регионов Таджикистана от своего имени, а также от имени большинства народа, который уполномочил нас обратиться к вам, чтобы вы приложите свои усилия в плане справедливого решения указанного дела»,- отмечалось в письме.
Вопреки ожиданиям, 24 апреля 2005 года Якуб Салимов был приговорен к 15 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. Верховный суд Таджикистана признал его виновным в измене родине в виде сговора с целью захвата власти, бандитизме, злоупотреблении служебным положением. Также решением Верховного суда Таджикистана Я Салимов был лишен всех воинских званий и государственных наград.

Отбывая 13 летнее наказание в СИЗО, один из самых влиятельных министров конституционной власти в первой половине 90-х годов вышел на свободу в июне 2016 года. В своем первом интервью информационному агентству «Озодагон» Я. Салимов заявил:

«Я был в курсе происходящих событий. Во время заключения у меня был доступ к прессе. Я даже знал из СМИ о том, что ваш сайт блокируют», - отметил он.
Бывший министр также сказал, что пока у него нет планов, чем заняться: «Только вышел на свободу, и план таков, чтобы с семьей, супругой и детьми счастливо жить. Других определенных планов нет».


Сокращенная версия материала опубликована в газете «Азия-Плюс».



   


 




Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс