Среда 21 Октября 2020 13:13
Обращение депутата Эркина Алымбекова к президенту Алмазбеку Атамбаеву по вопросу \"Кумтора\"
25 Декабря 2013

Обращение депутата Эркина Алымбекова к президенту Алмазбеку Атамбаеву по вопросу \"Кумтора\"

Президенту Кыргызской Республики Атамбаеву А.Ш. Уважаемый Алмазбек Шаршенович! Справедливое решение вопроса по Кумтору, основанное на нормативно-правовых актах КР, Канады, а так же на международных нормативно-правовых актах, позволит вывести страну из жесточайшего экономического и политического кризиса, отвести угрозу распада и потери суверенитета, о чем вы неоднократно заявляете.

Дискуссии в парламенте, правительстве, СМИ и обществе страны, выливающиеся в многочисленные митинги с требованиями к властям пересмотра долевого участия в проекте Кумтор с целью отражения национальных интересов настоятельно требуют тщательного и всестороннего подхода к рассмотрению данного вопроса. Почему по Кумтору я не согласен и имею претензии к предлагаемому варианту 50\\50? Чтобы ответить на вопрос, необходимо концептуально определиться по стратегии реструктуризации или переговоров по Кумтору.

И если после выяснения этих вопросов, мы, может быть, действительно придем к выводу, что вариант предлагаемый правительством 50\\50 самый оптимальный и сможем внятно и адекватно объяснить это народу Кыргызстана, инвесторам и международному сообществу, а также всем оппонентам, в том числе, и тем, кто предлагает вариант национализации. Прежде всего, хотел бы подчеркнуть, что, несмотря на поднявшуюся волну критики, подозрений и различных слухов в обществе (о получении новым руководством страны доли в размере 3 тонн золота, либо об определенной связи с переговорами 2007 г.), я продолжаю глубоко верить в Ваше искреннее желание сделать благо Кыргызстану и в том числе и по Кумтору. 3 тонны золота или еще большие меркантильные интересы –ничто, по сравнению с той огромной исторической миссией по отношению к собственному народу, и возможностью остаться в истории как Ататюрк, Черчилль, де Голль и другие выдающиеся государственные деятели, вошедшие в историю, но самое главное не повторить трагическую судьбу предыдущих президентов.

Возвращаемся к вопросам. Мы ставим перед Центеррой вопрос: народ Кыргызстана и новые власти, пришедшие в результате революции 2010 г. считают, что по проекту Кумтор путем различных махинаций была осуществлена экспроприация доли Кыргызстана, и мы требуем восстановления справедливости по данному вопросу. Я очень надеюсь, что в переговорах с канадской стороной правительство страны не вело их в ключе: Уважаемая Центерра, вы наши инвесторы, спасители, но наш неугомонный народ бунтует, требуют еще денег, дайте, пожалуйста, хоть что-нибудь, чтоб ненароком еще не захватили рудник и т.п., чтобы их как-нибудь успокоить.

И здесь очень важно понять логику и аргументы наших партнеров, а именно какую позицию занимает Центерра во время переговоров с правительством страны. Исходя из интересов Центерры логично предположить следующую позицию: Во-первых, мы авторитетная международная компания и добросовестные инвесторы, которые купили акции Кумтора на бирже. И перед тем как купить акции мы интересовались, есть ли какие-нибудь проблемные вопросы, споры по этому проекту. Их, как вы сами должны видеть, не было и нет (соглашение 2009 г., где кыргызская сторона отказывается от каких либо претензий, ратифицированный Парламентом и закрепленный актом конституционного суда и другие).

Однако, понимая вашу сложную ситуацию, вызванную массовыми протестами населения, и проявляя добрую волю к развитию дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества мы готовы пойти на уступки кыргызской стороне. И предлагаем вариант 50\\50. Либо второе: Да, мы понимаем и признаем, что произошла несправедливость, но документы уже подписаны, ничего не поделаешь, но мы исходя из принципов гуманности, понимая вашу сложную ситуацию и проявляя добрую волю к развитию дальнейшего сотрудничества готовы пойти на уступки кыргызской стороне. И предлагаем вариант 50\\50 . Для определения дальнейшей нашей стратегии по реструктуризации, очень важно знать и понимать, какую из этих двух возможных позиций они занимают.

При второй позиции, когда они признают, что произошла несправедливость, но мешают действующие соглашения, то можно исправить ситуацию как партнеры и пойти разумными компромиссами к восстановлению справедливости по отношению кыргызского народа, т. е. главному партнеру и к интересам тех самых реальных добросовестных акционеров. Однако, логика подсказывает, что скорее всего они должны действовать по первому варианту, так как им официальное признание происшедшей несправедливости (экспроприации) абсолютно неприемлемо, ибо это приведет к реальному перераспределению долей, с реальным отъемом этой доли у кого-то. Несмотря на смену акционеров, с выходом Камеко, имеются реальные, теневые держатели управления Центеррой, которые должны вернуть отнятое и более того возместить ущерб не менее 1 млрд долларов США. Здесь важно подчеркнуть, что для них же будет выгодно, чтобы это происходило путем переговоров, а не путем судебных разбирательств, тем более международных.

Более подробно к этому вопросу я вернусь ниже. При обоих вариантах действия Центерры, на мой взгляд, наши действия должны быть следующими: Первое. Никаких переговоров с главой исполнительного органа Яном Аткинсоном (т. к. одной из наших претензий и будет к нему за неэффективный менеджмент: завышение затрат, отмывание денег, нарушение экологического законодательства, страховых начислений и другие). Второе. На совете директоров или лучше на внеочередном собрании акционеров Центерры мы должны озвучить: Кумтор (фабрика, производство) будет работать непрерывно исходя из норм действующего соглашения, как бы не развивался процесс переговоров. Никаких захватов, никакой национализации не будет, пока мы будем добиваться восстановления справедливости путем переговоров, либо через судебные процедуры со всеми нынешними и бывшими участниками по проекту Кумтор.

Мы имеем обоснованные претензии на 34% акций (т. е. до 67%) в Центерре, так как они были отняты у кыргызского народа путем различных махинаций и мошенничества в 2003 г и 2009г. Но мы понимаем, что вы добросовестные акционеры, которые купили эти акции у Камеко (Для справки: Камеко после «благополучной» реструктуризации 2009г продала свои 52% акций на 820 млн дол и «вышла» из проекта Кумтор.) и вы в этом не виноваты. Но ставим в известность, что и вы пострадавшая сторона, так как Камеко ввела вас в заблуждение и продала акции, приобретенные путем махинаций и мошенничества.

Поэтому, во-первых, ставим вас в известность об этом, во-вторых, вы возможно будете так же заинтересованы в справедливых итогах переговоров с Камеко, так как мы потребуем от Камеко, для начала, путем переговоров, а в случае отказа от переговоров и в судебном порядке через уголовную полиции Канады и международного арбитража, возврата отнятого и возмещения нанесенного ущерба. А на счет инвесторов, которые не согласятся больше чем 50\\50, мы докажем, что в проекте Кумтор не пахнет инвестором. Акционеры-инвесторы, о которых говорит Аткинсон, купили акции у Камеко и эти деньги ушли в карман Камеко, а не в Кумтор. А Камеко в проект Кумтор не вкладывала никаких средств, все вложенные средства возвращены с процентами (11-15% годовых), более того с момента проектирования и строительства Камеко выводила большие суммы путем отмывания ( пример, завышение стоимости строительства фабрики на 176 млн дол. Был создан легальный отмывочный механизм: управляющая компания КОК (дочерняя компания Камеко) получала вознаграждение 4,5% от затрат СП Кумтор Голд Компани, причем обоснованность затрат, никем не контролировалась и они могли и делали затраты как им заблагорассудится).

Соответственно, разговоры о «добросовестном» инвесторе - от лукавого, в случае с Кумтором речь может идти скорее о международных мошенниках-комбинаторах. К Центерре по нарушениям экологического законодательства Кыргызской Республики имеем претензии на более чем 3-5 млрд долларов США (сумму можно точнее обосновать с привлечением компетентных, неаффилированных международных экспертов и обязательным участием компетентных отечественных специалистов) за несанкционированный отвал пустых пород на ледниках, способствующий их интенсивному таянию, угрозе обвала ледника Давыдова, нарушения при проектировании, строительстве и эксплуатации хвостохранилища, недостаточность фонда рекультивации, нарушения при утилизации промышленных отходов и ядохимикатов и др., а также за неэффективный менеджмент, завышение затрат, путем отмывания денег и множество других нарушений.

Можем выдвинуть дополнительный иск по цианидной трагедии 1998 г. в с. Барскоон, так как данный инцидент был закрыт с использованием тех же отработанных коррупционных схем с выплатой компенсации за нанесенный ущерб всего за 4 млн дол. Хотя мировая практика говорит, что в аналогичных экологических инцидентах, сумма компенсации исчисляется гораздо большими цифрами. Даже если теоретически допустить (хотя это абсолютно не так) , что экологический вред нанесенный в результате попадания такого количества цианида в реку, соответственно в огороды близлежащих сел и на озеро Иссык-Куль как бы незначительны, сумма возмещения нанесенного психологического вреда населению и потери жителей области и туристическо - курортной инфраструктуры, а также потери при реализации сельхозпродукции - исчисляются сотнями млн дол, так как 1998 г. и минимум после этого 5-6 лет, был сорван туристический сезон, Казахстанские, Российские и многих других стран туроператоры работающие на рынки Турции, Египта и другие, очень умело и агрессивно пиарили, что ехать отдыхать на Иссык-Куль опасно и вредно, а другие регионы отказывались от сельхозпродукции Иссык Кульской области. Предлагаемые 3 пункта, на мой взгляд, должны составлять основу стратегических направлений в процессе переговоров по реструктуризации Кумтора..

Следует отметить, что в соглашении 2009 года имеются положительные моменты в пользу кыргызской стороны, так как Максим и «Елисеевы», предполагая, что они и в дальнейшем будут управлять самым крупным пакетом (33%) акций Центерры, заложили хорошие возможности влиять на управление Центерры, в том числе все споры по нарушениям экологии рассматривают исключительно суды Кыргызстана. Это вполне мощный рычаг давления на всех акционеров, членов совета директоров и на всех тайных и явных управленцев Центерры, так как по вышеуказанным нарушениям, с привлечением международных экспертов вполне обоснованно можем предъявить иск на 3-5 млрд долларов США и выиграть в наших судах и обрушить их акции до нуля и не потребуется никакая национализация (вот где потребуется исключительное право Генерального прокурора Кыргызской Республики на уголовное преследование судьи за неправосудное решение).

Также мы должны озвучить свои претензии к Камеко. Доводы, что Камеко вышел из проекта и не имеет отношения к Кумтор, в следствие чего не будет вести переговоры с КР, не состоятельны. Будет!... По следующим причинам. Во-первых, в действующем соглашении имеется норма, что споры рассматриваются по правилам международного арбитража Юнцитрал, в котором стоит и подпись Камеко. Во-вторых, мы можем обратиться в Канадскую уголовную полицию по вопросу привлечения к уголовной ответственности всех менеджеров за подкуп должностных лиц иностранных государств (имеется закон Канады « О подкупе должностных лиц иностранных государств»), по фактам мошенничества, введения в заблуждение (2003 году Центерра была зарегистрирована Камеко незаконно, путем введения в заблуждение регистрационные органы Канады, предоставив недостоверное заключение правительства «Об отсутствии препятствий с Кыргызской стороны во вхождение в Центерру хотя они были). По существующим нормам Конституции КР и законов КР, приватизация любых объектов, вплоть до небольшой автобазы, кошары и.т.д. происходила по утвержденной программе парламента. И было два постановления ЗС ЖК КР о недопустимости реструктуризации проекта Кумтор и вхождения в Центерру . И Об этом Камеко знала, и тому доказательство, что в течении всего существования проекта Кумтор, Камеко , пыталась ратифицировать, то есть получить одобрение соглашения по Кумтору, что ему удалось получить с помощью Бакиевско-акжоловского парламента.

Но закон обратной силы не имеет, и на момент регистрации Центерры, Камеко ввела в заблуждение регистрационные органы Канады. Далее, при оценке активов (IPO) Камеко мошеннически завысила свои активы и занизила активы Кыргызской стороны. Хотя время доказывает, что по прошествии 10 лет и сегодня главным активом Центерры (90%) является Кумтор. При этом экспертом выступал английский «Стандарт банк», которому Кыргызское правительство заплатила 3,5 млн долларов США за недостоверную оценку активов, представленных Камеко. И мы имеем все основания предъявить иск и взыскать с «Стандарт банка» 3,5 млн долларов США и возмещение нанесенного ущерба.

При оценке активов были оценены всего 180 тонн запасов золота и не были учтены 365 тонны золота, которые были учтены и признаны самим Камеко в Генеральном соглашении 1993г и действовавшем накануне реструктуризации в 2003г, и подтверждены в последующем, на балансе уже Центерры и разрабатываемых и ныне. Там имеются и другие финансовые манипуляции, направленные на снижение активов нашей стороны, но это все предмет отдельного специфического рассмотрения. По оценке активов Камеко при образовании Центерры, почти «равных» Кумтору, так же было явное нарушение и время доказывает, что месторождение Рен, Невада, США – как актив вообще не имел стоимости, в последующем она же еще была продана с убытком 11 млн долларов США, Боро уже на стадии окончания, а в Гаатсуурт разработка не ведется. Доводы, что мы же в 2003 году сами продали 17% акций Центерры и получили 86 миллионов долларов США - тоже несостоятельны.

Да, мы продали и получили деньги - но это уже было следствием всех этих махинаций и нарушений. Если следовать данной логике, остальные 16% тоже стоили примерно 86 миллионов долларов и в итоге, весь Кумтор был оценен, в конечном итоге, за 172 миллиона долларов США. И эта условная сумма оценки всего Кумтора в 172 миллиона долларов убедительно показывает, что произошел чудовищный, мошеннический отъем доли Кыргызской стороны в процессе данной реструктуризации и создании Центерры. После марта 2005 года общественность справедливо требовала аннулирования всех преступных соглашений и восстановления справедливости. После роспуска парламента 3 созыва и формирования нелегитимного карманного парламента с партией Ак Жол, получившей абсолютное большинство в парламенте, Максим Бакиев, прибравший к тому времени все финансовые потоки и отрасли экономики, взял в свои руки процесс реструктуризации проекта Кумтор. Он, в отличие от Сатыбалдиева Ж., действовал вполне профессионально и грамотно, первым делом приостановил действие постановления Танаева от 2003 года «О реструктуризации проекта Кумтор и вхождении в Центерру» решением коллегии Верховного суда КР от 8 декабря 2008 года, и отменил данное постановление ровно через год решением другой коллегии Верховного суда, и закончил вторую реструктуризацию, конечно в свою пользу, о чем Вы заявляли в своих интервью, что «Максим Бакиев обмывал свой первый миллиард в г. Москве после реструктуризации Кумтор в 2009 году».

Максим Бакиев в итоге так называемой «реструктуризации», получил двойной «кэш» - первый за то, что он закрывает все махинации до 2003 года, а второй, показывая общественности, некое восстановление справедливости и увеличения доли, и передав Центерре дополнительные площади 16 тысяч га особо охраняемых земель заповедника Сарычат-Эрташ (что само является еще одним нарушением экологического законодательства), с запасами золота 152 тонн стоимостью 750 миллионов долларов США, Центерра выпускает дополнительную эмиссию на 120 миллионов долларов и увеличивает долю Кыргызстана до 33%, т е на 17%, а более 500 млн долларов США вторым «кэшом» кладет себе в карман. Это только малая часть вопиющих нарушений осуществленных Камеко и осуществляемых нынешними теневыми хозяевами, в том числе менеджментом Центерры, по проекту Кумтор.

Соответственно у кыргызской стороны имеются настолько убедительные аргументы, что переговоры в роли просителя крайне унизительны и это может позволить себе только некомпетентный и неадекватный, тот, кто не отдает отчет своим действиям. На фоне вышеизложенного, те аргументы, которые якобы доказывают наше бессилие в том, что мы уже ничего не сможем сделать, так как сами подписали и сами ратифицировали, что суд это не примет к рассмотрению, а так же то, что у нас нет доказательств - это все часть информационного террора, информационной войны против кыргызского народа, проводимого и ныне пиарщиками Центерры.

Суд примет все эти доводы! Еще как примет, и будет рассматривать беспристрастно, так как это станет резонансным делом мирового масштаба. И судьи, рассматривающие это дело, будут беспристрастны и весьма тщательны. И тогда справедливость должна восторжествовать. Однако все это должно сопровождаться надлежащим компетентным юридическим обеспечением, а также грамотной и правильной информационной кампанией, защищающей интересы страны, с привлечением ведущих национальных, российских и международных информационных агентств.

В случае, если суд не будет принимать наши обоснованные претензии в соответствии с международными нормами и законодательством, то в этом случае как раз и есть наш президент, который может заявить с трибуны ООН, Евросоюза и других: Уважаемые друзья, вы все призываете к демократии, справедливости, защите прав человека, соблюдению законности, а на деле, когда вам нужно, ваши законы и справедливость перестают работать. Что мой свободный, демократический народ, должен путем захвата восстановить справедливость, коль ваши законы и ваши принципы действуют избирательно? Тогда не обижайтесь и не кричите об инвесторах, о нехорошем кыргызском народе, который захватывает чужое имущество. Кыргызский народ возвращает свое имущество у международных мошенников - доступными для себя способами. Если вы так не считаете, тогда предлагаем разобраться в рамках законодательства.

Примерно такие будут аргументы к мировому сообществу. Но это все лишь возможные действия Кыргызской стороны, в случае их - Центерры, Камеко и всех других участников этой аферы, к кому мы будем иметь претензии - отказа решить все наши претензии путем тихих и мирных переговоров. Так как при тех наших действиях, как минимум 5-10 канадских менеджеров, которые ставили свои подписи на те или иные документы, могут быть привлечены к уголовной ответственности, с конфискацией имущества. Во-вторых, Камеко - серьезная транснациональная компания, контролирующая 20% мировой добычи урана.

При тех обоснованных претензиях Кыргызского правительства по фактам мошенничества, отмывания денег, введения в заблуждение, подкуп должностных лиц иностранных государств и других, акции Камеко на бирже упадут гораздо больше, чем они выплатят по претензиям Кыргызского правительства. Тем более в судебном порядке все равно Компания Камеко должна будет выплатить сумму определенную судом, так как имеется Международная конвенция «Об уголовном преследовании юридических лиц».

По нормам данной конвенции, в случае отсутствия физических должностных лиц, компания, как юридическое лицо, несет полную ответственность за действия своих менеджеров. Соответственно, переговоры должны вестись в комплексе, исходя из определенной концепции, нацеленной на достижение конкретных параметров: 67% доли в Центерре (подчеркиваю именно в Центерре, а не в СП) и минимум 1 миллиард долларов США в качестве возмещения нанесенного ущерба. И это вполне реально достижимые параметры с использованием вышеуказанных доводов и процедур, а так же множества других профессиональных действий. Никто не спорит с тем фактом, что в меморандуме имеются определенные улучшения в нашу сторону, но это было бы понятно и приемлемо, если не было бы вышеописанной ситуации и аргументов. При существующих аргументах и возможных действиях, будет абсолютно непонятно, почему мы отказываемся от таких действий.

Отказ будет означать признание никчемности своей и своего народа, ущербности и несостоятельности или какой-то другой заинтересованности. Ведь в предлагаемых возможных действиях для Кыргызстана нет абсолютно никаких рисков, уж в крайнем, в каком-то чисто гипотетическом варианте неудачи этих действий, мы всегда можем прийти к так называемому варианту 50/50, а скорее всего, добьемся гораздо больше чем 50/50. Ведь вышеуказанные действия предполагают: Бесперебойную работу Кумтора и неуклонного обеспечения всех финансово-экономических параметров Кумтора. Никакой национализации. Вышеуказанные действия говорят, что нет необходимости национализировать то, что и так принадлежит народу Кыргызстана. Просто надо все вернуть теми процедурами, которые описаны выше. Если же и прибегнуть к национализации, то только после их отказа рассматривать наши доводы, как крайняя мера в ответ так скажем на нарушения Канадского правосудия и международного арбитража (в случае, что скорее не произойдет в контексте описанного выше. В конце концов, и без национализации, через судебное решение нашего суда по экологическим нарушениям ( сумма иска может быть от 2до 5 млрд долларов) обесценить акции Центерры. И обратить взыскание на имущество и получить и 100% Кумтор.

А действия премьера Сатыбалдиева Ж., который наняв аффилированных с Центеррой консультантов (Прайсуотерхауз, Дип Пайпер и других) заплатив 88 миллионов сом государственных средств, главное потратив драгоценное время, вследствие чего обострилась политическая ситуация в стране, вплоть до введения чрезвычайного положения, один в один повторяют действия экс-премьера Танаева Н. в 2003 году и английского консультанта «Стандарт банк», который за 3,5 миллионов долларов наших денег написали сфальсифицированное заключение в пользу Камеко. История повторяется, но очень не хотелось бы их повторения в виде событий марта 2005 или апреля 2010 годов. А предполагаемый вариант 50/50, это чье-то желание или заказ, чтобы «жабылуу аяк жабылуу бойдон калсын». Но это не пройдет.

Мы должны на все вышеуказанные вопросы дать внятный и четкий ответ народу Кыргызстана, инвесторам и международному сообществу. Возможно, народ может и не знать всех нюансов, что были изложены выше, но он знает одно, что совершена чудовищная несправедливость, интуитивно чувствует и требует ответа на вышеуказанные вопросы от правительства. Навязывание варианта 50/50 вкупе с информационной кампанией-террором, проводимой Центеррой, без внятного ответа на вышеуказанные вопросы, оставит ситуацию по Кумтору до какого-то очередного политического кризиса, где оппонентами власти будут использованы вышеуказанные аргументы.

И главное не получив ответы на эти вопросы, чувствуя свою ответственность перед своим народом я не смогу и не буду молчать. Если события произошедшие в апреле 2010 года считать революцией (радикальное искоренение сложившихся порочных отношений и явлений, в том числе и по Кумтору) и ничто нас более не связывает с прежними правителями-ворами, то новые власти должны с ответственностью, профессиональными действиями оправдать надежду своего героического народа и показать миру современное, цивилизованное, демократическое, справедливое лицо кыргызского народа. В заключение, хотел бы подчеркнуть, что в результате восстановления справедливости по Кумтору, по этим же эффективным профессиональным критериям и принципам, мы сможем навести порядок в горнодобывающей отрасли, в том числе по Джерую и многих других месторождениях, восстановим доверие инвесторов, улучшим инвестиционный климат в стране. Это будет способствовать эффективному развитию экономики, реабилитации международного имиджа страны и возрождению Кыргызстана в целом.

С уважением, Председатель Комитета по правам человека, конституционного законодательства и государственному устройству Э. Алымбеков

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс