Пятница 15 Ноября 2019 00:09
Ориентация в прострации: Владимир Путин задал Исламу Каримову ориентиры по его просьбе
12 Сентября 2014

Ориентация в прострации: Владимир Путин задал Исламу Каримову ориентиры по его просьбе

Вчера, накануне сегодняшнего саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Душанбе, президент России Владимир Путин провел несколько двусторонних встреч и даже одну трехстороннюю — с председателем Китайской Народной Республики и президентом Монголии. По данным \"Ъ\", на ней обсуждалась новая глобальная перспектива — строительства трубопровода из России в Китай через Монголию. О том, как президент Узбекистана Ислам Каримов с болью говорил президенту России о том, что без регулярных встреч с ним теряет не только ориентиры в жизни и политике, но и самого себя,— специальный корреспондент \"Ъ\" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ из Душанбе.

Первым собеседником Владимира Путина в Душанбе на саммите ШОС был председатель КНР Си Цзиньпин. Владимир Путин напомнил китайскому коллеге, что решающий прорыв в реализации крупнейшего проекта ценой в $400 млрд и длиной в 30 лет (речь идет о поставке в Китай российского газа) состоялся в ходе недавнего визита в Китай лично его, Владимира Путина (собственно трубопроводную систему в Китай и зачали буквально неделю назад на Дальнем Востоке — тоже, конечно, при непосредственном участии Владимира Путина). Китайский руководитель не стал преуменьшать заслуг господина Путина, но не отрицал и свои.

— Я готов,— сказал он,— и впредь поддерживать тесный контакт с вами, чтобы... мы всегда могли черпать силы в поддержке друг друга, противостоять рискам и вызовам, исходящим извне, и осуществлять наши грандиозные цели своего развития и возрождения.

В другое время слова эти вполне могли и даже должны были бы считаться протокольными и ритуальными. Но на фоне продолжающих свою уверенную поступь санкций по отношению к России со стороны США и ЕС (см. материал на стр. 1 и 5) каждое слово китайского руководителя имеет по крайней мере такой же вес, или, вернее, противовес, как и сами эти санкции.

Интересно, что после этого лидеры России и Китая встретились в трехстороннем формате: к ним примкнул президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж. С ним Владимир Путин тоже встречался буквально неделю назад в Улан-Баторе. И хотя формальным поводом для поездки в столицу Монголии было участие в празднованиях по случаю 75-летия событий на реке Халхин-Гол, есть смысл вспомнить, что говорил тогда монгольский президент: он, по сути, предложил провести трубопровод из России в Китай по территории Монголии, мотивируя тем, что это будет недорого и безопасно. Он тогда не называл страну прибывания российского газа через Монголию, но ясно было, что это может быть только Китай.

По сведениям \"Ъ\", именно этим предложением и был вызван такой необычный вчерашний формат трехсторонней встречи. И в самом деле, втроем именно этим руководителям больше говорить, по сути, ведь и не о чем.

К концу дня Владимир Путин увиделся с президентом Узбекистана Исламом Каримовым. В делегации Таджикистана вчера, говорят, были удивлены, увидев президента Узбекистана в Душанбе, несмотря на то что его приезд был согласован задолго до этого: в последнее время узбекский президент редко покидает пределы республики, а отношения двух стран уже достаточно давно оставляют желать лучшего.

Возможно, поэтому Ислам Каримов, встретившись с Владимиром Путиным, так захотел выговориться.

И он сделал это.

— В этом году,— взволнованно начал он,— так сложилось, события такие бурные, что графики планов и встреч, которые намечались и которые систематически проходили в прошлые годы, в этом году сдвинулись... Честно говоря, я присоединяюсь к вашему мнению: все наши встречи лично для меня дают хорошую пищу! А когда эти встречи несколько расходятся во времени, я как-то начинаю в прострации находиться! Есть вопросы, которые хочется задать и почувствовать какой-то ориентир!

Президент Узбекистана внешне легко признавался, что без ориентиров, которые задает ему при встрече Владимир Путин, он находится в прострации.

Хотя это по всем внутренним признакам очень тяжелое признание.

— Надо чаще советоваться, получать больше ответов на вопросы и не находиться в прострации, не терять ориентир!..— снова повторил Ислам Каримов и, кажется, готов был повторить еще не один раз.

Было такое впечатление, что, хотя встреча идет минут уже десять, Ислам Каримов все еще находится в прострации.

— Чтоб не бродить в потемках,— продолжал он,— и не искать информацию где-то в закоулках...

И Ислам Каримов продолжал настаивать:

— Сегодня ты можешь находиться под влиянием, грубо говоря, вранья, информационно грубо сколоченного. Настоящая информация — тет-а-тет (короткий доброжелательный взгляд в сторону журналистов.— А.К.). Когда ты задаешь вопросы, получаешь ответ, то больше находишь себя и прежде всего находишь ориентир!

На самом деле смысл того, что пытался донести Ислам Каримов до своего собеседника, был очень простым и искренним, и эта взволнованная искренность и губила его сейчас: слова не поспевали за этими искренними мыслями и оттого местами выглядели так наивно.

Хотя на самом деле президента Узбекистана можно упрекнуть в чем угодно, но только не в наивности.

— Поэтому,— продолжил он,— я рад тому, что несмотря на загруженность, несмотря на то, что сегодня, как мне сказали, вы выделили только полчаса для встречи, тем не менее... даже эти полчаса для меня вдвойне полезны!..

— Про эти полчаса слышу впервые,— озадаченно произнес Владимир Путин.

Ислам Каримов сейчас, конечно, осложнил жизнь (по крайней мере на некоторое время) помощникам российского президента, который, может, и в самом деле рассчитывал не больше чем на полчаса, но не должен был услышать про них публично от президента Узбекистана. И это была проблема не Владимира Путина, а организаторов этой встречи.

И уверен, президент Узбекистана считал теперь это свое высказывание важной тактической победой над теми, кто переносит раз за разом его встречи с Владимиром Путиным.

Пусть это был бы даже сам Владимир Путин.

— Это, видимо, наши с вами коллеги, ленивые люди, не хотят сами работать! — засмеялся господин Путин.— У нас с вами ограничений времени никогда никаких не было и сейчас нет и не будет.

Ислам Каримов коротко улыбнулся. Он услышал все, что хотел, и может, даже на пару слов побольше.

Между тем уже через час в концертном комплексе \"Кохи Борбад\" начался грандиозный концерт с участием мастеров искусств Республики Таджикистан и всех уже съехавшихся на саммит ШОС президентов. \"Светит незнакомая звезда, снова мы оторваны от дома... Снова между нами города, взлетные огни аэродрома...\" — пели мастера искусств и, кажется, подпевали, по крайней мере для себя, президенты (бывшего, конечно, СССР).

С одной стороны, это звучало продолжением слов Ислама Каримова, который, как известно, просил оставить Узбекистан в составе Союза даже после его распада. А с другой — в исполнении заслуженных артистов Республики Таджикистан брало за душу — и что-то не отпускало.

Андрей Колесников,
\"Коммерсантъ\"

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс