Пятница 23 Августа 2019 00:24
7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана
16 Апреля 2013

7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана

В тот тяжелый апрельский день прежний и нынешний Омбудсмен Кыргызстана Турсунбек Акун оказался между молотом митингующей толпы и наковальню гибнущей власти.

О своих впечатлениях правозащитник рассказал в откровенном интервью «Озодагон».

17 Марта я был у здания Форума (место, где собиралась киргизская оппозиция – прим. «Озодагон»). На курултае оппозиции, организованном Отумбаевой и Атамбаевым, было принято 17 резолюций. И там было решено 6 апреля провести мини курултаи во всех областях Кыргызстана, а седьмого апреля провести съезд в Бишкеке.

7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана

Турсунбек Акун


6-го апреля, когда начался курултай в Таласе, приехал Болот Шер. Он приехал не провести революцию, он приехал просто собрать митинг недовольных властью. Но тупость власти, которая хотела предотвратить митинг и задержать Болот Шера вызвала бурную реакцию.

Утром 6-го числа я заболел, лежал дома с температурой. И вечером ко мне приехала Толекан Исмаилова и другие правозащитники и сказали, что в Таласе митингующие захватили администрацию.

Мне пришлось вытереть пот, выпить лекарства и мы приехали в офис Ата-Мекена. Приехали и нам сказали, что надо поехать к Омурбеку Текебаеву, так как его хотели задержать. Мы приехали домой к Текебаеву.

7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана


Возле его дома стояли два молодых человека, около его двери на втором этаже. Я спросил их, что они тут стоят, они сказали, что они с ГКНБ, им надо допросить Омурбека Текебаева. Я позвонил Омурбеку Черкешевичу, он мне открыл, я зашел и сказал, что его хотят арестовать. Он ответил, что сейчас выйдет. Я стал отговаривать его, но он все-таки не побоялся и вышел.

Мы вышли на первый этаж, там были правозащитники, много людей, камеры и спецназ, они стреляли в воздух, скрутили руки Омурбек Черкешевичу, засунули в машину и увезли.

Часов в 11.00 я приехал в Белый дом. В кабинете бывшего руководителя администрации президента Жороева собрался весь бомонд, вся властная верхушка во главе с Данияром Усеновым, все там были. Я зашел и спросил, что они делают, они косо посмотрели на меня, также как и сейчас власть косо смотрит на меня, но никто ничего не сказал.
Я сказал «что вы делаете, отпустите представителей оппозиции, срочно отпустите. В противном случае вы все будете стерты отсюда. Предупредил.

И вот Жороев хотел зайти к президенту, Бакиев как раз сидел у себя в кабинете 6-го числа. Я ему сказал Жороеву, он хороший человек, среди присутствующих он был более человечный.

7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана


Я ему сказал, «эй Каныбек, ты скажи президенту пусть срочно отпустит Текебаева, его задержали, сейчас везут Болот Шера, хотят задержать Атамбаева, ни в коем случае нельзя этого делать». Сказал он или нет, я не знаю. Пусть история рассудит.

Свой среди чужих, чужой среди своих

Потом зашел в кабинет к Жороеву все на меня косо посмотрели и перестали разговаривать между собой. Когда я работал в Белом доме меня называли свой среди чужих, чужой среди своих.

Когда я был среди оппозиции, меня называли белодомовским человеком, хоть мы и друзья были, но все равно было такое отношение.


Арест Атамбаева


Потом мы приехали к ГКНБ. Я позвонил Эльмурзе Сатыбалдиеву, он меня принял, сказал, что сейчас туда невозможно зайти и нас не пустили. До трех часов ночи мы пробыли там, потом половина осталась, а половина поехала к Атамбаеву проводить мониторинг как будут его задерживать. Ну его тоже арестовали и ночью привезли.

В 4 часа утра я домой поехал. 7го числа утром я приехал на работу. Мне сказали что возле здания Форума собираются люди. Мы с правозащитниками Толекан Исмаиловой, Азизой Абдирасуловой и другими, мы поехали к зданию Форума.

По дороге нам сказали, что спецназ собирается и хочет оказать давление на пикетирующих.

Я позвонил Конгонтиеву (министр МВД) и попросил убрать спецназ, он сразу взял и сразу убрал. По моей просьбе. Я не знал, что он был в Таласе тогда.

Если бы власти не трогали митингующих…

На Форуме выступали Асия Сасыкбаева, Карамушкина там также была. И там произошло столкновение между спецназом и народом. Там было всего 200 человек, потом после того как приехал спецназ, люди начали собираться и там много собралось. Если бы не трогали людей в Таласе, там, в других местах, люди собрались бы провели пикет и не стали бы захватывать Белый дом.

Сама власть туповато поступила. Начала применять силу, оказывать давление на оппозицию и представителей курултая в Таласе.

Недавно я был в Таласе, мы отметили трехлетие революции. Там нам тоже рассказали, как это было. Там всего собралось 30-40 человек, ждали Болот Шера, но когда он приехал и узнали что его задержали, весь Талас по телефону собрался. Он же очень влиятельный. Сама власть тогда грубо и не хорошо поступила. И вот так получилось.

7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана


Когда начались столкновения возле Форума, я тут же сел в машину, и мы приехали в Белый дом.

Белый дом окружили спецзназовцы и никого не пускали. Меня пустили, потому что я омбудсмен. Я зашел туда и там же в кабинете Жороева все те же, кроме Конгонтиева. сидели, и Жаныш (брат президента Бакиева) там какие-то команды по рации раздавал. Данияр Усенов тоже по рации что-то говорил. Они были очень заняты, какие-то особые указания давали Жаныш и Усенов.

А остальные просто сидели. Я зашел, спросил их, что они делают, начал кричать. Они на меня косо смотрели и ничего не говорили.

Потом я сказал, чтобы они срочно отпустили лидеров оппозиции.

- Потому что иначе сегодня вас просто сотрут, и все вы уйдете в отставку, если не отпустите. Потому что народ сейчас поднимается.

Они не хотели слушать.

Потом я приехал к себе на работу, ко мне прибыл Каныбек Иманалиев. Он мне сказал, что люди уже возле ЦУМа, что там большая толпа, у некоторых есть оружие, которое они отобрали у сотрудников правоохранительных органов. «Среди госчиновников никого нет, вы должны руководить», - он мне говорит.

Я сказал я работаю омбудсменом, как я могу вмешиваться в политические процессы. Я не имею права, я ведь должен быть объективным, нейтральным. Он попросил тогда просто выйти к людям. Я согласился выйти к людям, тогда я не знал что потом пострадаю.

Потом мы вышли на площадь, и там начали стрелять в воздух сначала, начали применять слезоточивый газ. Потом у них слезоточивый газ закончился. Потом уже начали в воздух стрелять. Три человека меня сопровождали, у одного упал щит, я взял этот щит и прикрываясь им я в третий раз зашел в Белый дом. Было уже где-то во второй половине дня.

Я поднялся в кабинет Жороева, он был заполнен, все там были. Жаныш руководил, раздавал команды по рации.

«Ты сволочь, ты будешь отвечать, за то, что вы сейчас стреляете в народ»!

Там же был Данияр Усенов. Я сказал «Данияр ты, я не обзывал его, но назвал нехорошим словом, сказал «Кан узатпайт слерди, вы на крови народа играете»! Потом он схватил меня за грудки и выволок из кабинета, он же здоровый, я же не стану с ним драться!

Он меня вышвырнул из кабинета, все смотрели и ничего не делали. Я сказал «Ты сволочь, ты будешь отвечать за то, что вы сейчас стреляете в народ».

7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана


И сразу приехал к себе на работу и собрал пресс-конференцию, где сказал что срочно надо отправить в отставку Данияра Усенова. В тот момент ко мне приехали ата-мекеновцы (члены партии Ата Мекен). Сказали что там окружили здание ГКНБ и там сейчас собралось много народа, люди пытаются зайти и возможно в них будут стрелять. Поэтому меня попросили поехать туда.

Потом вся ата-мекеновская партия, толпа меня окружили, и я вышел на площадь Ала-Тоо. Там была уже 20 тысячная толпа. Некоторые хотели меня ударить, баклажками кидались, но ата-мекеновские люди меня защитили и не дали избить. Я там выступил с короткой речью, и потом зашел в здание ГКНБ.

Председателя не было, я встретился с заместителем и сказал, чтобы срочно отпустили лидеров оппозиции. Не освободили. Я опять вышел, там толпа была уже большая, некоторые пытались меня ударить, но ата-мекеновцы не дали им такой возможности.

Потом я опять зашел второй раз, потом третий раз зашел. И никто меня не послушал. Это было уже примерно в пять часов. Потом начался стягиваться народ, и начал гореть пост ГКНБ. Я еще раз зашел и сказал «Сейчас народ возьмет, все возьмет и ГКНБ и Белый дом»!

Они меня не слушались, так же как и сейчас меня не слушают. Судьба у меня такая.
Наконец они отпустили, Текебаева, Дюшебаева, всех отпустили. С Болот Шером я поздоровался, обнялся и вместе с ними я вышел.

Когда я был на площади, я дал слово людям, что буду приходить и докладывать, чтобы отпустили лидеров оппозиции. И когда мы вернулись, так получилось что я освободил.

Ну, я же не один отпустил, я играл какую-то роль. Потом мы с Текебаевым вышли, толпа меня окружила, и привезли на площадь. А Текебаева забрали в Жогорку Кенеш, я остался на площади, а ата-мекеновцы ушли с Текебаевым. И там же кто-то из возбужденной толпы на площади напала на меня и стал избивать.
Там было тысяч двадцать, но, большинство меня знали, они меня защитили. Я остался жив, это счастье, меня могли бы убить.

Потом мои сторонники сказали, что это омбудсмен, что он с народом, окружили меня и выпустили из толпы.

Я весь был в крови, в гематомах, избитый. Я зашел в Белый дом и лежал там возле кабинета Жороева. Все проходили мимо, и даже никто не помогал. Вот такое лицо было у власти Бакиева.

Потом пришел Жороев спросил вызвать ли скорую, я сказал, да, надо скорую. Потом я сам пошел к выходу, перелез через забор и поехал в 4-ю горбольницу. Сам, на такси сел и поехал в больницу. Так и закончился для меня день 7-го апреля.

- Что Вы почувствовали, когда узнали что на площади стреляют в митингующих?

- Ну, я сразу подумал, что этой власти пришел конец. Когда я в третий раз пришел в Белый дом я же сказал: «Эй, сволочь Данияр, что вы делаете, Жаныш что вы делаете, там же люди умирают. Прекратите это немедленно».

7 апреля 2010 года: Один день из жизни омбудсмена Кыргызстана


Потом он приказал вывести меня и меня вышвырнули из кабинета. После этого я поехал давать пресс-конференцию.

Потом ко мне Малеваная (Оксана Малеваная - руководитель Секретариата Президента КР) выходила на связь, просила найти тех людей, которые пойдут на переговоры. Она только тогда вспомнила, а два дня до этого я звонил ей, предлагал переговоры с оппозицией, предлагал посреднические услуги.

Но они не хотели идти на переговоры. И вот 7-го числа на меня выходит Оксана Малеваная и просит устроить переговоры. Когда им стало тяжело. Примерно в час дня 7-го апреля она мне позвонила.

Кроме меня 7-го апреля из высших конституционных представителей никто не вышел. А я болел, но вышел, получил побои.

Сейчас тоже я не могу закрывать глаза на коррупцию, я должен что-то делать.

В больнице Турсунбек Акун пролежал 12 дней, с сотрясением головного мозга и ушибами./

Мирлан Киизбаев,

«Озодагон»

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс