Понедельник 16 Декабря 2019 12:47
Бакыт Бекетаев: Обе революции в Кыргызстане произошли из-за коррупции!
03 Апреля 2013

Бакыт Бекетаев: Обе революции в Кыргызстане произошли из-за коррупции!

\"Президент, правительство парламент обязаны сделать это. Потому что в противном случае, народ их сменит, и президента и правительство и Жогорку Кенеш.\"

Известный эксперт и политолог Кыргызстана ответил на вопросы «Озодагон» о перспективах борьбы с коррупцией в стране.

- Многие эксперты отмечают, что в Кыргызстане практически во всех государственных структурах существует коррупция, на довольно высоком уровне. А как Вы оцениваете ситуацию с коррупцией в Кыргызстане на сегодняшний день?

- Оценка коррупции в мировой практике, еще не отработана. Даже международный институт Transparency International тоже судят по косвенным признакам. То есть по прессе, газетам, интернет сайтам, телевидению и радио. Это не совсем точный показатель и не совсем точный рейтинг. Хотя, это наиболее лучшее, что придумано на данный момент мировым сообществом. Лучше этого пока никто не придумал, каким образом оценивать уровень коррупции в стране.

Бакыт Бекетаев: Обе революции в Кыргызстане произошли из-за коррупции!

Бакыт Бекетаев


Человечество, само, пришло к выводу, что коррупция мешает развитию человечества вообще, только в 2005 году. Начиная с 2003 года в ООН, начали подготовку конвенции по противодействию коррупции. Поэтому, это очень молодое направление и в мире нет таких звезд, которые очень подробно знают, что такое коррупция, как с ней бороться, как ее оценивать, какие индикаторы есть, толком еще никто не знает.

Если сравнивать с другими показателями, такими как финансовые рейтинги и другие рейтинги, то там все более точно. Поэтому оценивать коррупцию в нашей стране, я бы предложил таким образом. По количеству денег, уходящих из бюджета, не по назначению, то есть налево, в карман чиновников. Сейчас очень легко сравнить.

Если раньше при Акаева, Бакиеве, при президентском правлении, президенты или их приближенные могли просто скажем из Минфина по телефонному звонку или в Нацбанк позвонить или в государственные банки и определенную часть денег перечислить на какие-то мероприятия. Просто взять 10 миллионов, 20 миллионов 30.

Или создать какие-то фонды, государственный фонд, и сказать так Минфин туда перечисляй или Минэнерго или кто угодно, прошу перечислить на счет. А уже через фонды могли эти деньги использовать как угодно.

Такая схема раньше работала, и при Акаева и при Бакиеве. На сегодняшний день таких фондов нету, на сегодняшний день ни президент Атамбаев ни премьер–министр Сатыбалдиев ни спикер Жеенбеков ни кто либо другой, родственник президента или родственник премьер-министра, не могут позвонить в Нацбанк или куда либо еще и сказать.

«Так мне в фонд туда перечислите, а я там потом буду строить школы, делать ремонт и так далее». На 50% строят школы, ремонт, а 50% брали себе. Сейчас это как школьная задача, есть бассейн под названием Бюджет, раньше были большие шлюзы, через которые, пользуясь властью, приближенные президента могли открывать эти большие шлюзы, откуда уходили миллионы долларов.

Бакыт Бекетаев: Обе революции в Кыргызстане произошли из-за коррупции!


Сейчас эти шлюзы закрыты. Почему закрыты? Потому что у нас есть парламент, потому что там есть оппозиция, целая фракция и не только фракция, у нас даже в правящей фракции есть оппозиция. Депутаты друг друга контролируют. Практически все и вся контролируется, и никто сейчас не может большую сумму взять и перечислить куда-то. Не могут. Контроль страшнейший. От парламента, и от системы СМИ. У нас в стране поставлена система СМИ так, что журналисты наблюдают за всем, могут полностью все это осветить в газетах. И некоторые это чуть-чуть приукрашивают, добавляют, все это в таком виде, что каждый пользуется своими приемами. Поэтому два этих института как парламент и свобода слова они очень четко контролируют большие шлюзы.

Помните историю Бабанов (бывший премьер-министр - прим. \"Озодагон\"), какую-то лошадь купил, даже вот эту лошадь, по моему довольно таки дорогая. Сразу подняли шум. То есть у нас сейчас незаметно ничего невозможно сделать. Вот эта вот система она в нашей стране как раз и держит. У нас остались маленькие дырки в этом бассейне.

Это уже не огромные шлюзы, а маленькие дырки, это как ГАИ, министерство образования, Минздрав, тендера там, и так далее и так далее, не большие тендера, где потихонечку-потихонечку, наши чиновники умыкают. Поэтому система в нашей стране сильно отличается от той бывшей. Это я могу как специалист сказать, я работал руководителем аппарата в агентстве по предупреждению коррупции, я очень глубоко этот вопрос изучал, мы проводим исследования, и я вот таким экспертным наблюдением могу сказать.

Примечательно то, что за прошлый год Кыргызстан поднялся на 154 место, был на 164 и поднялся на 10 пунктов. Такого никогда не было. То есть Кыргызстан постоянно падал, график падал до 2009 года. Чуть-чуть поднялся, когда я работал в 2008-2009 году. Но, потом, несмотря на революцию, выборы, он упал на 164 место, и два года был на 164 месте. И вот 2012 год переломный, на 10 пунктов Кыргызстан поднялся. Некоторые пытались и пытаются в таком критическом раже об этом говорить. Но наши эксперты очень четко это все приметили и об этом мы заявляем. И предлагаем несколько эту политику поменять, вот в 2012 году президент принял решение, издал указ и создал АКС (Антикоррупционную службу при Государственном комитете по национальной безопасности).

Поэтому не каждый может это заметить. Потому что у нас, в нашей стране, благодаря свободе слова, благодаря тому что никто никого не преследует, сейчас все, которые ранее молчали при Бакиеве при Акаеве, сейчас они испытывают эту свободу слова, свободу. Они критикуют президента, смело критикуют премьера, и вот в этом все никак не могут остановиться (смеется), не понимая что сейчас это не считается геройством покритиковать Атамбаева.

Это раньше было геройством покритиковать Бакиева, что и делали Атамбаев, Отунбаева, Сариев. Сейчас многие, вспоминая их геройские заявления, начинают изображать из себя героев, и критиковать Атамбаева. А он никого не преследует. И критиканы думают, что это геройство.

- В Дорожной карте президента, теме коррупции уделяется особое место, чуть ли не основное. И на ваш взгляд. Те действия, которые предпринимаются сейчас на практике, они сопоставимы с теорией, описанной в дорожной карте?

- Да. Я обратил внимание на одну вещь. Мы проводили исследование, за прошлый год в стране запомнился один указ президента, это указа о создании АКС ГКНБ по коррупции, и прошлый год народ запомнил его как год борьбы с коррупцией. И главным героем в этой борьбе оказалось АКС ГКНБ. Потому что они в первые в истории, посадили и привлекли к ответственности министров, зам министров, депутатов. То есть они не смотрят ни на какие звания и чины. Они всех строго по уголовному кодексу привлекают к ответственности, поэтому на первое место за прошлый год вышел АКС ГКНБ на втором Жогорку Кенеш и только на третьем месте СМИ. То есть, экспертный опрос показывает такую картину за прошлый год по борьбе с коррупцией. Сейчас конечно АКС ГКНБ надо остановить, иначе они пересажают всех и у нас никого не останется. (Смеется) Сейчас они уже так наловчились, что практически каждый день кого-то да ловят.

Здесь можно немного менять, вот в стратегии об этом сказано. Вот теперь нужно не обвинять чиновников, которые под дождем ходят, что они мокрые! Нужно решать вопрос в дождь выходить ли туда или если выходить, то с зонтиком или каким-то другим образом. Поэтому надо сейчас переходить на второй этап борьбы с коррупцией, что есть профилактику. А здесь очень много моментов, которые нужно сделать. Коррупция, она подвержена метаморфозам.

Вот, у нас много знатоков, НПО, политиков, они говорят знаете надо вот это делать, все начинаешь делать, обратный эффект! Поэтому это очень тонкая материя коррупция. Почему? Потому что коррупцией занимаются люди с двумя, тремя образованиями, с Кембриджа с Оксфорда, и борьба с ними предусматривает людей которые тоже на том же уровне. Это не борьба против воришек которые украли и убегают. Здесь более интеллектуальная борьба, противодействие.

И здесь президенту нужно собирать такую команду, которая без особых больших жертв и шумихи, спокойно уберет условия, которые порождают коррупцию. Коррупция очень хитрая вещь, коррупционеры специально даже некоторые НПО спонсируют, чтобы они орали, что у нас везде коррупция! Потому что это удобно. Потому что они создают условия, когда у всех опускаются руки и все думают, что и так все в коррупции и тоже начинают проводить коррупционные операции. Раз все занимаются коррупцией, тогда вся борьба с ней бесполезна! Якобы никто с ней не справится. Это очень хитрый коррупционный ход. И на это конечно поддаются, скажем, герои нашего времени, которые орут на всех перекрестках, что у нас все в коррупции. Не замечая, что температура меняется и вектор движения другой.

- Вы говорите, что нужно переходить к другой фазе, можете рассказать, на сколько может быть эффективна профилактика. И на чем основываются ваши прогнозы снижения индекса коррупции на 20 пунктов ежегодно?

- Я знаю, как это делать, мы уже делали в 2008 году. Несмотря на Бакиева, Максима и все прочее. Вот в той среде мы поработали, и дали результат, который оценила Transparency International в 2008-2009 годах. Очень сложно было работать, практически как в разведке. Был полный расцвет коррупции, семейственности, клановости и в это время, мы повернули вектор падения вниз индекса вверх на 4 пункта. То есть 10 лет Республика падала уже все привыкли, что Кыргызстан с каждым годом падает, уже лет 10 Transparency International вели наблюдение, и мы с 2008 на 2009 индекс повернули вверх на 4 пункта.

Это очень тяжелая работа была, так как надо было не только своими прямыми задачами заниматься, но еще и работать так чтобы самим не попало, за то, что мы делаем. Поэтому есть некоторые нюансы, которые секретные. Иначе, вот я сейчас расскажу, это прочитают наши коррупционеры, и они сразу примут адекватные меры.(смеется). Скажут вот Бекетаев сказал так, значит скоро вот так будет, давайте мы ответные меры придумаем. Поэтому я многих вещей не скажу.

Но скажу одно. У нас сейчас в стране утвердился вектор неотвратимости наказания , поэтому те шустрики, министры, кто угодно, зам министры и другие, которые сейчас коррупционно снимают налево денежки, они все равно все ответят. Потому что ничего скрыть невозможно, есть люди более умные чем они, они вычислят, привлекут к Уголовному кодексу и через два, три, четыре года все равно их привлекут к ответственности. И пусть они не надеются на срок давности, это все продумано. У Атамбаева есть команда, которая сейчас это все готовит. И бесполезно сейчас что-либо проводить.

Я бы предложил остановить все это дело и переходить на официальные платежи, на официальные премии или еще что там. Конечно, мало платят нашим министрам, там гроши какие-то по сравнению с тем, что они миллиарды подписывают там, налево, направо, и получают смешную зарплату, конечно, им обидно. Работают круглые сутки, подписывают миллиарды, а пшик там получают.

Поэтому здесь очень много моментов. И сейчас над этим работают. У нас тоже есть яйцеголовые, которые сейчас потихонечку всю эту профилактику готовят.

- Вы говорите, что необходимо убрать условия для коррупции, это предполагает изменение законодательства. К простому примеру, статья 303 УК КР (Коррупция). Коррупция это же обширное понятие, и тут чтобы привлечь по коррупции надо еще и доказать. Может быть, тут будут как-то конкретизированы эти статьи, или какие-то другие изменения в законодательстве предполагаются?

- Вообще эта 303-я настолько циничная, настолько издевательская статья, что она защищает коррупционеров. Она их больше защищает, чем по ней можно что-то сделать. Это щит коррупционеров. Эта статья которую уже 10 лет не можем убрать оттуда.

Этот закон о коррупции готовил я с помощником генерального прокурора Соединенных Штатов.

Это было в 1996 году, он приезжал, и мы с ним написали этот закон по борьбе с коррупцией, передали депутатам, потом, через два три года приняли, через пять лет во втором чтении. Потом я начал его читать и не узнал его, я просто его не узнал. Почему, потому что я его практически содрал с идентичного американского закона.

Когда я его прочитал, он оказался кыргызским, натурально кыргызский закон. Я не узнал этот закон, а законопроект писал я. Поэтому, я по коррупции и говорю смело. Очень много вещей правительство приняло в прошлом году, и потеряло много энергии, круглые столы, деньги, но эффекта можно было больше добиться. Потому что вот эта гражданская активность, она завела, очень много энергии и сил правительства ушло в пустую. Они потеряли, не там топтались не там бегали, гол надо было забивать, мяч был в штрафной, а они бегали там где-то на угловой, всей страной (смеется), я наблюдал, со стороны же виднее все. Кому надо было пас давать, как надо было идти. Когда в поле бегаешь там не все видишь, некоторые вещи, глобальные вещи, стратегические, концептуальные вещи там не видишь.

- Вы советуете АКС ГКНБ прекратить сажать всех подряд, и правда они практически каждый день кого-то сажают, но кажется здесь мало выделяется крупных коррупционеров, Вам так не кажется?

- Я бы не сказал. Начиная с зам министров, с министров бывших и настоящих, губернаторов, мэров и так далее и так далее. Поэтому, там очень большая работа ведется, они не все конечно передают через СМИ, но там очень большие суммы денег они тормозят и возвращают. Очевидно, общественность потом это все узнает. На самом деле, АКС Кыргызстана не сравнить с другими подобными органами СНГ и других стран. Потому что фигуры, которыми они занимаются очень высокие. Очень тяжело работать, потому что у каждого замминистра, министра, депутата, большие связи - политические, родственные. Очень тяжело работать в таких условиях.

Поэтому если оценивать по высоте, то фигуры которыми наши занимаются гораздо выше чем, к примеру те кем занимаются российские АКС или АКС СНГ. Чиновниками выше, чем наш АКС никто не занимается ни украинская, ни грузинская антикоррупция. Никто. У нас очень высокие чины. Специалисты знают, кто, как работает, и эти спецслужбы довольно сильны, сильно подобран состав. Пасут все, как говорится. (смеется)

- По вашим прогнозам по индексу восприятия коррупции Кыргызстане поднимется на 54 место к 2017 году. Это реальный прогноз?

- Да, это фантастика. (смеется). Обычно мои прогнозы бывают сногсшибательные, но они случаются. Я специально чуть-чуть придал больший рост, чтобы скажем так, стимулировать. Когда стремишься забить 10 голов, забиваешь пять, когда стремишься забить пять, забиваешь один, стремишься забить один, в ничью сводишь, собираешься в ничью, проигрываешь. Я же не только политолог я играющий политику политолог, у меня свое движение Апрель это я председатель и лидер движения апрель, которое я создал 21 февраля 2010 года.

- Вы уже тогда предвидели апрельскую революцию, - с улыбкой пошутил корреспондент «Озодагон». Хотелось бы от Вас услышать, реально ли за 4 года проделать эту большую работу по профилактике коррупции и убрать условия, которые ей способствуют.

- Я бы сказал иначе, это не только реально. Это наш президент, правительство парламент обязаны сделать. Потому что в противном случае, народ их сменит, и президента и правительство и Жогорку Кенеш.

Потому что главной причиной первой и второй революции была коррупция. У нас были пробки от изобилия машин, голода не было, люди были сыты, а поддержали оппозицию, революционеров, потому что была коррупция, воровали, вот и все. Свет был у нас, уголь газ, все было, как в других странах. То есть у нас страна не умирала от голода, нормальная развивающаяся страна была. Поэтому если сейчас и президенту и правительству и Жогорку Кенешу, не удастся выдержать темп, который они задали в 2012 году, то наш народ будет спрашивать, народ может резко спросить.

Поэтому каждый год, на 10 пунктов мы должны улучшать индекс восприятия коррупции. В этом случае не будет революции. Это 144 место в этом году, 134 в следующем, далее 124 и 94 место в 2017 году. Стремиться надо к 54-ому месту, и будет 94 место. Я как стратег говорю. А иного пути нету, они обязаны это сделать, закрыть все остальные шлюзы. Они легко закрываются, надо только захотеть. А желание есть, особенно у президента. Очень сильное желание. Вот и все. Так что мы идем нормально. Думаю что перспектива хорошая, свет в конце туннеля виден, если не сворачивать вот с этого пути, то все идет нормально.

Мирлан Киизбаев,

«Озодагон»

Анонс

Что думает Бакыт Бекетаев о системе правосудия в Кыргызстане? Читайте в ближайшее время на сайте \"Озодагон\".

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс