Вторник 12 Ноября 2019 18:16
Информационная война: виртуальные фронты не решают реальные погранвопросы
21 Января 2014

Информационная война: виртуальные фронты не решают реальные погранвопросы

В последнее время в средствах массовой информации активно распространяется мнение о проигрыше Таджикистаном информационной войны, инициированной Кыргызстаном в связи с инцидентом 11 января 2014 года на таджикско-кыргызской границе. По этому поводу уже успели высказаться, пожалуй, все, начиная от обывателей и заканчивая учеными и политиками.

Не останавливаясь на рассмотрении аргументации той группы экспертов, которая не согласна с указанной трактовкой позиции таджикистанских властей, разъясним необоснованность подходов тех, кто обвиняет компетентные органы Таджикистана в сдержанности в ответ на информационную агрессию кыргызской стороны.

Чтобы быть последовательным, совершим краткий экскурс в теорию психологии. Так, согласно определению известного ученого С.Р. Рубинштейна, «волевое действие — это сознательное, целенаправленное действие, посредством которого человек осуществляет поставленную перед ним цель, подчиняя свои импульсы сознательному контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своим замыслом».

При этом, если применительно к человеку теоретически допускается, что потребность, которая побуждает его к совершению волевого действия, может в ряде случаев осознаваться им весьма смутно, присутствует «борьбы мотивов» в процессе выбора того или иного из противоречивых побуждений, возможно беспокойство, связанное с неуверенностью в правильности принятого решения и т.д., то в случае с государством все обстоит совершенно иначе.
В отношении принимаемых государством решений, также по своей сути представляющих собой волевые акты, подобные «смягчающие, оправдывающие» элементы не могут иметь место. Поскольку, хотя в их подготовке и реализации участвуют люди, но государство – не есть конкретный человек, это политическая система. Соответственно, любой акт и действие государства должны в обязательном порядке иметь четко осознанную цель и практический смысл.

В контексте изложенного, зададимся вопросом, какую цель и, главное, практический смысл имела развязанная кыргызской стороной информационная война? Особенно, если учесть, что она целиком была посвящена пограничной проблематике.

Как это не покажется странным, но изначально кыргызская информвойна была бессмысленной и бесперспективной авантюрой. Скорее она свидетельствует о сбое механизма функционирования кыргызской политической системы, вследствие чего бездумные эмоции и популистские призывы отдельных личностей автоматически становились основой принятия решений от имени государства, минуя цензуру и обработку их самой системой.

Итак, чего хотела добиться кыргызская сторона посредством информационного давления и массированного распространения недостоверной информации? Едва ли она таким способом рассчитывала установить контроль над спорными территориями. Маловероятно, чтобы информационная агрессия предваряла кыргызские планы крупномасштабных военных действий, поскольку кыргызские политики не могли не понимать, что этим они разрушат региональную систему безопасности. Не устранила эта информвойна и необходимости дальнейшего решения спорных вопросов в правовом поле, в рамках прежних существующих механизмов их обсуждения.

Напротив, вместо того, чтобы ограничиться в СМИ формулировкой, что «действительно имел место конфликт между кыргызскими и таджикскими пограничниками, обстоятельства которого в настоящее время расследуются совместной комиссией», кыргызская сторона сделала достоянием всей мировой общественности, что ее позиция в территориальном споре больше основывается на желании убедить таджикистанскую сторону признать факт принадлежности спорных территорий Кыргызстану. Таким образом, то, что ранее знала только таджикская сторона и узкий круг посвященных в тонкости таджикско-кыргызских дипломатических дебатов, теперь знают все, даже далекие от политики люди.

Другим реальным итогом информационной агрессии стала эскалация напряженности в приграничных районах до уровня, приближенного к военному конфликту.

Исходя из отмеченного, сейчас можно констатировать, что Таджикистан вовремя сделал правильный вывод: начатая кыргызской стороной информвойна не более, чем информационный шум, мешающий договаривающимся сторонам услышать друг друга. Ввязаться в нее, значило лишь усугубить ситуацию во вред обеим сторонам, искусственно затянуть вопрос ее урегулирования, не приобретя абсолютно никаких выгод. Не исключено, что именно поэтому властями Таджикистана была избрана сдержанная тактика, позволившая локализовать конфликт и снова начать совместный поиск решения проблемных территориальных вопросов.

Информационная война: виртуальные фронты не решают реальные погранвопросыНеобходимо понимать, что пограничные и территориальные споры являются очень чувствительной и деликатной темой. Как показывает исторический опыт, даже мировым державам порой требовались десятилетия для их решения. И методы провокаций, эмоциональных политических лозунгов, силового давления и митинговой политики никогда не способствовали достижению успеха.

Практика убедительно доказала, что только путь переговоров, владение их участниками искусством дипломатии и умением учитывать мнение противоположенной стороны, не ущемляя при этом национальных интересов своей страны, создавали предпосылки для достижения успеха и выработки взаимоприемлемых решений.

Поэтому сегодня договаривающимся сторонам не мешает внимательно изучить историю решения в международном сообществе пограничных вопросов и адаптировать прорывные решения к нынешней ситуации. Возможно, это позволит избежать многих ошибок и скорее найти путь к согласию и взаимопониманию между двумя родственными таджикским и кыргызским народами.

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс