Четверг 12 Декабря 2019 23:49
Омбудсмен Бактыбек Аманбаев: «Я верю в построение правового государства в Кыргызстане»
04 Августа 2014

Омбудсмен Бактыбек Аманбаев: «Я верю в построение правового государства в Кыргызстане»

Омбудсмен Кыргызстана Бакыт Аманбаев рассказал о достижениях и планах на ближайшее время.

- Бактыбек Абдилашимович, вступая в должность Омбудсмена, Вы обещали поднять работу данного института на новый уровень. Чего Вам удалось достичь за прошедшие 8 месяцев?

- Под совершенствованием работы любой структуры я понимаю прежде всего высококачественное исполнение сотрудниками своих функций, причем эти функции должны быть четко сформулированы в соответствии с глобальной задачей, которую государство возлагает, в нашем случае, на Институт Акыйкатчы (Омбудсмена) КР. Для нас эта глобальная задача ясна – обеспечение полноценной и оперативной защиты прав и свобод граждан Кыргызстана. Другой вопрос – насколько эффективно эта задача осуществляется. После 2010 года общественно-политическая ситуация в стране в корне изменилась. Мы строим правовое государство, у нас парламентско-президентская форма правления. Другое дело, что не все поспевают за этими переменами, и прежде всего в ментальном плане.

Я еще раз хочу повторить, что построение демократического общества невозможно без неукоснительного соблюдения всеми его членами законов страны. Это краеугольный камень и нашей правозащитной работы. Я постоянно напоминаю работникам правоохранительной и судебной систем, всех государственных структур, что нельзя делить людей по имущественным или социальным признакам. Мы все – полноправные граждане свободной страны, все находимся под защитой Конституции и имеем право на полную защиту своих гражданских прав, достоинства и чести.

Естественно, что реформирование работы Института омбудсмена я начал с пересмотра структуры и функциональных обязанностей сотрудников. Причем хочу сразу сказать, что в кадровой ротации я никогда не преследовал практики гонения неугодных. В институте сложился хороший костяк специалистов, которые поддержали мои идеи. Мы вместе провели функциональный и структурный анализ деятельности каждого отдела, каждого сотрудника, опираясь на аналогичный опыт работы правозащитных институтов других стран, критически оценили внутренние ресурсы, имеющийся потенциал организации.

Мы еще раз проанализировали наши законы на предмет их эффективного использования, детально рассмотрели возможности аппарата, состояние взаимодействия с нашими коллегами из гражданского сообщества, международными организациями, НПО и органами власти. Важной частью нашей работы стал анализ внутренних нормативно – правовых актов. Было выяснено, что вне поля зрения института до сих пор остаются мигранты, военнослужащие и предприниматели. Не было и соответствующих структур, занимающихся их проблемами, хотя это важнейший слой населения страны, обеспечивающий наполнение бюджета, решающий вопросы занятости граждан работой, обеспечения их зарплатой. Однако даже эта активная часть нашего общества часто ущемляется в своих правах.

Детально проанализировав нынешнее состояние дел в Институте Омбудсмена, мы разработали новую структуру аппарата, причем для ее оптимизации к мировым стандартам пригласили международных и местных экспертов. Это стало завершением первого этапа намеченных реформ. Уже в начале осени мы планируем приступить к практическому внедрению новой структуры в работу всего Института, появятся новые отделы.

Следующий шаг – аттестация профессионального уровня сотрудников Аппарата, которую мы намерены провести максимально честно и открыто. В состав аттестационной комиссии будут включены представители международных и неправительственных организаций, общественных объединений и просто группы заинтересованных граждан. Оптимизировав состав, мы намерены провести его переобучение с помощью международных правозащитных организаций. Параллельно мы хотим осуществить задачу технического переоснащения института. Уверен, что уже в этом году мы сможем добиться значительных качественных изменений в работе нашего института.

- Какие правозащитные проблемы вам удалось решить на сегодняшний день?

- К сожалению, до сегодняшнего дня в деятельности Института преобладало выборочное рассмотрение единичных случаев нарушения прав наших граждан, раздувание незначительных социальных проблем. Нужна была срочная реорганизация работы. Условно нашу работу можно разделить на две части: реактивную и проактивную. Реактивный компонент предполагает непосредственную работу с заявлениям и обращениям граждан по поводу нарушения их прав, которые мы тщательно проверяем и ведем вплоть до момента их восстановления.

Проактивный же компонент предполагает проведение широкого мониторинга общей ситуации с нарушениями прав граждан, их структуризацию, поиск причин и разработку мер по восстановлению нарушенных прав и их недопущение в перспективе. Эти два компонента неразрывно связаны и должны рассматриваться в тесной взаимосвязи. Благодаря такой работе нами были подготовлены четыре специальных доклада, которые мы готовы вынести на широкое обсуждение. И прежде всего парламентское. Уверен, что итогом таких депутатских слушаний станет более требовательное и ответственное отношение всех государственных и силовых структур, судов к соблюдению законности, а права десятков людей будут восстановлены.

Один из таких спецдокладов посвящен проблеме пыток. Почему пытки остаются нашей мрачной реальностью, в чем рецидивы этой проблемы и как определить пути их предупреждения? Мы подготовили проекты поправок в законы, весь доклад представлен на государственным и официальном языках и направлен в соответствующий комитет парламента. Теперь доклад должны рассмотреть в комитете по правам человека, конституционным законам и государственному устройству, а затем на заседании палаты ЖК КР.

Кроме пыток, в числе наших приоритетов объективное использование в судебной и следственной практике понятия «презумпция невиновности». Согласно статье 26 Конституции, человек объявляется преступником только после вынесения приговора судом, однако данная статья Конституции у нас нередко нарушается. Выделили мы и работу по соблюдению прав лиц с ограниченными возможностями, которые повсеместно нарушаются: в общественных местах, на транспорте, при приеме на работу. Четвертый доклад посвящён проблеме семейного насилия, причем помимо правовой оценки дан анализ экономических потерь страны от трагедий в семье.

Я могу с увереннностью сказать, что институт Омбусмена превратится в справедливый, нейтральный, неполитизированный, открытый и доступный всем гражданам институт.

- Вы утверждаете, что намерены исключить из работы Института Омбудсмена любую политизированность, однако отдельные депутаты обвиняют Вас в том, что будто бы Вы превращаетесь в политика?

- Приступая к работе в должности Омбудсмена, я никогда не преследовал в своей деятельности каких-либо личных или политических целей. Моя позиция, моя человеческая философия в работе на этом посту – служение народу, его правовое просвещение и защита от правового произвола. Если вы проанализируете мою деятельность, то обнаружите, что я никогда не восхвалял кого-либо из наших политиков и не продвигал идеологию какой-либо партии. Я не поддерживаю ни один политический блок и работаю строго в рамках закона об Акыйкатчы.

Встречаясь с фактами нарушений закона или прав человека, я провожу работу только в рамках своих полномочий без какой-либо партийной или территориальной конъюнктуры. Когда это необходимо, я обращаюсь к общественности, прошу ее обратить внимание на злободневные и грубые факты нарушений прав простых граждан. На все упреки в мой адрес я всегда прошу оппонентов приводить конкретные факты - но их нет.

-Ваша позиция в вопросе непростых взаимоотношений между известным врачом Жамалбеком Турганбаевым и депутатом-республиканцем Нурбеком Мурашевым создала впечатление, что Вы приняли сторону депутата - однопартийца Вашей родной сестры Урмат Аманбаевой – члена той же партии “Республика”?


- Сразу после случившегося я встретился и разговаривал и с врачом, и с депутатом, и с его помощником. Надо отметить, что в этом случае обе стороны являются потерпевшими. Первые – это родственники скончавшейся на больничной койке молодой женщины, с другой стороны - врач Жамалбек Турганбаев. Близкие обвинили его в неправильном лечении, приведшем к смерти женщины.

Встретившись со всеми сторонами, я немедленно обратился в Бишкекскую городскую прокуратуру с просьбой детально разобраться в конфликте, а при подтверждении факта избиения врача возбудить уголовное дело. Я также попросил Төрага Жогорку Кеңеша создать независимую комиссию для установления вины врача в летальном исходе, если она есть. Только в 2013 году по вине врачей умерло около 10 человек, так что моя просьба была вполне обоснованной. Как видите, я полностью придерживался принципа объективности и паритета при рассмотрении этого дела.

- Пока Генеральная прокуратура и парламентская комиссия разбирались с этим вопросом, стороны сами пришли к примирению. Получается, вы зря тратили свои усилия?


- Я не судья и не выношу приговоров. Моя задача – добиться того, чтобы в таких конфликтах были соблюдены все права граждан, а приговоры были объективными. Учитывая резонанс этого дела, я лично принял участие в его разрешении. Однако стороны сошлись миром, соответственно, я уже не могу вмешиваться.

- В свое время Вы выступили в защиту лиц, требовавших деньги от “Кумтора”. Сейчас один из них осужден на 15 лет. Разве законно защищать права незаконно перекрывающих дорогу людей?


- Вокруг “Кумтора” сейчас ворох проблем. Село Саруу один из самых многочисленных населенных пунктов Иссык-Кульской области. Саруйцы обратились ко мне как к Омбудсмену с просьбой защитить их права, говоря о том, что их оставили в изоляции, похищают и избивают их детей. Я немедленно отправился туда и пробыл там два дня.

Встретился с жителями, старейшинами, ознакомился с ситуацией. Беседуя с молодежью, с женщинами, с руководителями области, местных органов прокуратуры, с сотрудниками милиции, тщательно изучал и анализировал обстановку на предмет соблюдения гражданских прав жителей села. Все встречи и беседы сняты на видео. Саруйцы открыто говорили мне - могу ли я довести до общественности истинную картину происходящего у них, об избиениях их сыновей, о поджоге заготовленных стогов сена и.т.д. По приезду в столицу я довел информацию вокруг конфликта до сведения общественности и власти. Я не мог поступить иначе, и поэтому моя совесть перед народом чиста.

- Один из претендентов на должность Омбудсмена КР Акылбек Сариев заявил о незаконности выборов Омбудсмена, мотивируя это тем, что для голосования было подготовлено 6 тыс. бюллетеней, тогда как депутатов у нас всего 120 человек...

- Я уважаю этого человека и думаю, что расследование его доводов – это прерогатива специальных органов. Это они должны определить, кто и когда нарушил закон. Я считаю неэтичным давать личную оценку его высказываниям.

- Бывший Омбудсмен Турсунбек Акун заявлял, что он не покинет свою должность до тех пор, пока не прояснится вопрос с освобождением Батукаева. В настоящее время того задержали в Москве и сейчас ведется речь о возможности его экстрадиции в Кыргызстан. По Вашему, чем все это может закончиться?

- Я уже высказывал своё мнение по делу о досрочном освобождении Батукаева. Этот вопрос рассматривался парламентом в течение 3 –х дней и все виновные были названы там поименно. Они должны быть наказаны и сидеть в тюрьме. А что касается экстрадации Батукаева в Кыргызстан, то я не думаю, что такое произойдет.

- Какой вопрос для Вас сегодня наиболее актуален?

- Для меня представляется крайне важной успешная реализация «Национальной стратегии по устойчивому развитию Кыргызской Республики на 2014-2017 годы». Это важнейший программный документ, продвижение которого позволит разрешить массу социальных проблем, улучшить жизнь простых кыргызстанцев.

Однако хотелось бы отметить, что этот документ носит общий характер, и в нем не отражены аспекты совершенствования работы по развитию правовой защищенности граждан страны, внедрения в работу государственных, правоохранительных и судебных органов предпосылок для преодоления правовых противоречий в работе с населением. К примеру, из международного правозащитного опыта известно, что во многих постсоветских странах разработаны и приняты национальные стратегии по правам человека.

В Грузии – это национальная стратегия по правам человека, в Татарстане – республиканская стратегия по правам человека, а в Казахстане, Таджикистане и прибалтийских государствах национальные рабочие планы по правам человека. И все они утверждены главами указанных выше государств. Подготовка и принятие такой же национальной стратегии по правам человека в Кыргызской Республике стало бы дополнительной предпосылкой для укрепления авторитета государства и его руководства как внутри страны, так и во всем цивилизованном международном сообществе.

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс