Суббота 19 Октября 2019 00:07
06 Марта 2014

Корни противостояния в семье президента Каримова

В Узбекистане “дворцовый переворот”, в котором часть семьи президента и спецслужбы поняли друг друга и объединили усилия.

Необычность происходящей с третьей декады октября 2013 года опалы Гульнары Каримовой вызвана отнюдь не ставшей уже привычной эпатажностью ее заявлений и «твиттов», или очередной публикацией ее откровенных фотографий, но, прежде всего, вырвавшейся наружу долго скрываемой правды об отношениях в семье президента Каримова.

Сама по себе информация о взаимоотношениях между членами семьи руководителя одной из самых закрытых стран мира, которая не опровергается, а скорее подогревается взаимными колкими заявлениями самих фигурантов скандала, могла бы вызвать только обывательский интерес.

Каримовы и... Иноятов

Однако появление в последних сообщениях о раздорах в семье президента фигуры могущественного шефа Службы национальной безопасности (СНБ) генерала Рустама Иноятова в качестве главного оппонента Гульнары обнаружило очевидный факт:

начавшиеся с некоторых пор политические прикидки на унаследование должности исчерпывающего свой конституционный лимит президента Каримова перешли из вялотекущей подковерной в более активную публичную фазу.

В своей попытке понять причины происходящего, мы прежде всего учитываем определяющий фактор изменения отношения главы семьи к Гульнаре на фоне неприглядных распрей между его ближайшими родственниками.

Давно уже было известно о подчёркнутой заботе и внимании отца Ислама Каримова к старшей дочери Гульнаре и о явном тяготении матери - Татьяны Каримовой к младшей Лоле.

Папина дочка

С самого начала своего правления Каримов сделал «ставку» на своей любимице, унаследовавшей его характер и личные амбиции.

Он хотел видеть её рядом с собой, лично содействовал раскрытию её потенциальных возможностей, становлению её как самостоятельно развитой личности.

Именно этим, на наш взгляд, объясняется развод Гульнары со своим мужем Максуди - гражданином США, но далеко не свободным от азиатских традиций положения женщины в семье и в обществе.

Это не устраивало ни саму Гульнару, ни её могущественного отца.

Поэтому в течение десяти лет разведённая молоденькая мама двух малолетних детишек превратилась в крупного государственного и общественного деятеля республики - она имела не только официальный статус дипломата, но и реальные возможности практически подчинить себе почти весь комплекс общественно значимых мероприятий и проектов.

Фактически все государственные структуры работали на её имидж, обеспечивали её монополию (в том числе и финансовую) в решении множества вопросов духовной, социальной, культурологической и даже экономической сфер.

Этому способствовали не только разветвлённая сеть средств массовой информации, включая каналы телевидения, радиостанции, газеты, журналы и киностудии, непосредственно подчиняющаяся ей и её аппарату, но и официальные органы масс-медиа.

Искусство «PR» было отработано до мелочей. А если учесть, что в условиях сегодняшнего Узбекистана, дозволяется пропагандировать только самого президента, то ежедневный и массированный показ и упоминания Гульнары практически сделало её самой популярной фигурой в стране.

Дочка, но не конкурент

Такое исключительное положение нужно было и самой «принцессе», и её отцу, поскольку, как ему представлялось, возвышение его дочерей, прежде всего, старшей, будет работать на его личный имидж, как современного, «продвинутого» отца семейства, не мешающего благотворительной и просветительской деятельности его детей.

Так было вплоть до октября 2013 года, когда он впервые зримо почувствовал в лице дочери не помощницу, а конкурента, опасно завладевшего вниманием и симпатиями многих представителей молодёжи, женщин и интеллигенции страны.

Проведение Гульнарой целого ряда мероприятий в рамках «Артнедели» - театрального фестиваля, международного показа мод, и особенно кинофорума «Золотой гепард», круглосуточное публичное восхваление председателя правления Фонда Форум на телеэкранах и на всех мероприятиях, когда многие стали открыто высказываться о ней, как о будущем президенте республики, повергло Иислама Каримова в состояние ярости.

Он затребовал у соответствующих служб подробную информацию. Благо, они оказались готовы к такому радикальному повороту. И этому имелись весомые причины.

Баланс сил МВД и СНБ

Для понимания их и последующих действий основных «игроков» необходимо напомнить, что с первых лет Независимости в Узбекистане сформировалась экономика, контроль над отраслями которой принадлежит различным группировкам, а их конфигурация периодически менялась в зависимости от основных персоналий.

В первые годы аппетиты представителей госструктур, в частности, силовых, не носили ярко выраженного характера.

В значительной степени это определялось классическим противостоянием силовых структур.

Ислам Каримов, желая укрепить свои позиции, пытался держать равноудаленную позицию в традиционно сложных отношениях между органами, ответственными за его политическую (да и физическую) неуязвимость и поддержание порядка в стране – МВД и СНБ.

Значительную часть своих финансовых и человеческих ресурсов эти суперведомства уделяли предотвращению возвышения друг друга и в плане политического влияния, и в вопросах доступа к отраслям экономики, как важнейшего ресурса своего материального благополучия.

Общим для обеих структур было стремление вытеснить из этой сферы представителей теневой экономики, чего им удалось добиться к концу 90-х.

СНБ перевесила

Однако, когда к началу 2000-х между силовыми ведомствами был достигнут хрупкий баланс интересов, произошли три события, нарушившие сложившуюся внутри узбекской политической элиты расстановку:

появление на общественно-политической арене старшей дочери президента Гульнары Каримовой; уход в отставку влиятельнейшего министра внутренних дел Закира Алматова; и, наконец, значительное \"\"

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс