Воскресенье 15 Декабря 2019 04:12
19 Марта 2014

Кыргызстан - виртуальное наркогосударство?

[b]Киргизия занимается перевозкой героина и других опиатов из Афганистана в Россию при попустительстве и даже значительной поддержке своего правительства, считает американский учёный. В горном центральноазиатском государстве, не имеющем выхода к морю, наркотрафик остался чуть ли не единственной хозяйственной деятельностью.[/b]

Приглашённый сотрудник Центра глобализации и управления им. Нихауса Принстонского университета (США) Александр Купатадзе пришёл к такому выводу на основании приватных бесед с более чем семьюдесятью правительственными чиновниками и воротилами теневого мира Киргизии. Организованная преступность стала там неофициальной национальной промышленностью, и государство всё неохотнее борется с наркотиками, чтобы не лишиться средств к существованию. «Чем меньше у страны ресурсов, тем меньше причин у правительственных чиновников для такой борьбы, — поясняет специалист. — В такой стране, как Киргизия, наркотрафик полностью изменил суть организованной преступности».

Киргизию называют Швейцарией Центральной Азии из-за гористой местности. На севере страна граничит с Казахстаном, на западе — с Узбекистаном, на юго-западе — с Таджикистаном, на юго-востоке — с Китаем. Геополитическое положение, ненадёжные границы, отсутствие природных ресурсов и развитой промышленности, всесторонняя коррупция — благодаря всему этому Киргизия превратилась в коридор, по которому наркотики, произведённые в Афганистане (ведущем поставщике опиума), поступают в Россию, которая является одним из крупнейших в мире потребителей запрещённых препаратов. По оценкам, в Россию через Киргизию попадает около 20% опиума и героина, производимых в Афганистане.

Какой доход получает с этого Киргизия? Какой процент от выручки остаётся в стране и какой отмывается за рубежом?

От ответов на эти вопросы зависит понимание того, можно ли считать Киргизию наркогосударством, в котором наркобароны, политики и полиция заодно. Есть мнение, например, что власти не имеют к наркотрафику никакого отношения, а контролируют его радикальные исламские банды и прочие сугубо криминальные организации.

Г-н Купатадзе проводил беседы во время работы в Национальном институте стратегических исследований Бишкека. Интервью по понятным причинам не записывались. Полученные сведения были дополнены документами, предоставленными МВД, Верховным судом и Управлением по контролю оборота наркотиков, а также материалами СМИ и других источников: исследователю не хотелось убеждать коллег верить ему на слово.

Мнения собеседников г-на Купатадзе по поводу происходящего разделились. «Силовики» — и действующие, и в отставке — в один голос говорили о том, что наркотрафик представляет собой большую угрозу национальной безопасности, что он дезорганизован и не так уже велик: верблюд здесь, грузовик там.

Однако все остальные — бывшие полицейские, эксперты в области наркоторговли, представители неправительственных организаций — уверяли, что контрабандой занимаются хорошо организованные преступные группы, находящиеся под защитой властей. Где-то на юге Киргизии вроде бы находится целый склад наркотиков, замаскированный под мечеть. Любой может приехать и взять оптовую партию на реализацию, как будто это какие-нибудь канцтовары. Рассказывают, будто в случае, если человек не сможет сбыть товар и вернуть долг, убивают его родню. Впрочем, доказательств этим слухам г-н Купатадзе не сыскал.

Изменился, говорят, и преступный мир. В лучших традициях Вито К. воры в законе советских и постсоветских времён презирали наркоторговлю, но романтическая эпоха канула в лету. Сейчас кодекс чести никого не интересует, всё решают деньги. Если никому не известный выскочка умудрится срубить достаточное количество бабла и заплатить соответствующие взносы, он будет принят на самом верху криминального закулисья.

Что касается роли полиции, то собеседники г-на Купатадзе, знакомые с обратной стороной медали, открыто рассказывали об «оборотнях в погонах». Действительно, несколько раз за последнее время полицейские попадались с поличным. В 2011 году у четырёх «слуг закона» было конфисковано больше героина, чем за весь тот год по всей Киргизии.

Мир политики изменился точно так же, как преступный: ценятся только деньги. В правление президента Курманбека Бакиева (2005–2010) наркотрафик достиг своих высот, а власть, по-видимому, полностью криминализовалась: ближайшая родня Бакиева наживалась на наркоторговле.

То, что Киргизия — наркогосударство, видно невооружённым глазом, отмечает автор. Никакой промышленности, никаких средств к существованию и в то же время — роскошные дома и дорогие машины. Если начать суровую борьбу с наркотрафиком, Киргизия резко обнищает.

Интересно, что, несмотря на криминализацию всего и вся, в Киргизии не наблюдается всплеска насилия, как это происходит в Гондурасе и Сальвадоре — центральноамериканских аналогах Киргизии, которые живут за счёт транспорта наркотиков из Южной Америки в США. Вероятно, рынок хорошо организован, давно поделен и все довольны своими долями.

[b]Результаты исследования
[img]http://online.winner.com/promoLoadDisplay?member=Albir&campaign=DEFAULT&channel=DEFAULT&zone=53047493&lp=53012685
\\"\\"

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс