Суббота 28 Ноября 2020 15:07
\"Быть или не быть.. должником перед нацией\"
10 Февраля 2014

\"Быть или не быть.. должником перед нацией\"

Избавиться от русских суффиксов в фамилии – долг каждого таджика, - заявила Глава Комитета по языку и терминологии Таджикистана Гавхар Шарофзода на пресс-конференции Комитета.

Следуя логике, это значит, что все таджики, не сменившие фамилию с русским суффиксом - должники. Перед кем непонятно, потому что налога на фамилию в таджикском налоговом законодательстве пока нет, так что к налоговому комитету упомянутый долг не относится.

Но зато в Таджикистане есть комитет по языку и терминологии. Наверное, единственный в мире, еще и с наличием должников. Теперь хотелось бы разобраться, кто тут вообще должник...

А то, как на дорогах: нарушил ПДД – штраф, никто не оповещает, а потом – бац и из страны выехать не можешь, долг висит. Так и здесь – полюбопытствовать лучше заранее.

Итак, долг сменить фамилии, выходит, относится исключительно к таджикам, хотя фамилии на –ов, -ова и –ева, эти русские суффиксы в своей котомке несут все таджикистанцы, спасшиеся с затонувшего судна СССР на борту нового Таджикистана.

Затонул СССР, а с ним и интернационал, как говорится... А теперь, будь добр, разделяй новую идеологию: таджик – не таджик. Оказывается, это национальный долг. Так что, если таджик, будь добр платить, не таджик – уважь предков, оставайся при своей фамилии. А что метисам делать? А русским? А татарам? А узбекам?

У таджиков национальный долг, а у них – нет, что-ли? Или им пол суффикса оставлять?

А что делать таджикам, проживающим за рубежом? Или они так и останутся должниками, не сменив фамилии? Там, на Западе, например, это дороговато, а для тех кто в России вообще станет катастрофой. А это, знаете ли, и делопроизводство, и школы, и университеты, и новые регистрации для дворников. Более того, повлечет ряд неудобств в случаях, где требуется указывать отчество – в новых таджикских фамилиях отчества нет.

Но кто знает, возможно, у госпожи Шарофзода уже имеется готовый план, готовы к подписанию межгосударственные соглашения о сотрудничестве в сфере смены таджиками фамилий, ведь там, на государственном уровне известно, что решение любого вопроса должно осуществляться комплексно.

Сарказм сарказмом, а тенденции последних десяти лет показывают, что факты смены гражданами фамилии на национальные таджикские, обретают всё большую популярность. Но популярность – явление временное: модным может быть ездить в Египет или Вьетнам, носить айфоны или планшеты,носить золотые зубы, стричься под мальчика или наоборот отращивать волосы. Всё это дело приходящее и уходящее.

Но мода с фамилиями уже начинает выходить за разумные рамки. Так, первым звонком о серьезности фамильной «моды» явилась, одна за другой, смена фамилий президентом Эмомали Рахмоном и другими чиновниками.

Это объяснялось укреплением вектора таджикско-иранской политики и охлаждением, на какой-то период, отношений с Россией. При этом, единственным в Центральной Азии президентом, сменившим фамилию, был президент Таджикистана.

Это не значит, что у казахов и у киргизов фамилии исторически тоже заканчиваются на –ов, –ова или –ева. Это значит, что нам нужно было подчеркнуть общность с иранскими друзьями, нужно было показать России свои острые зубы. Очевидно, из-за своих политических интересов.

Как бы там ни было, повторять за Рупором нации стало модно. Тогда это вызвало переполох общества – многие боялись, что менять фамилию придется принудительно. Но никаких принуждающих менять фамилии законов принято так и не было, и разговоры об этом вопросе постепенно стихли.

В принципе, конечно, повода для паники нет. Ведь принудительная смена фамилий невозможна по законодательству – это нарушение прав человека…

В Таджикистане этим уже никого не удивишь, но все же портить свой имидж по этому вопросу власть не решится – и без того поводов хватает.

Однако сегодня, когда госпожа Гавхар Шарофзода – не просто госпожа, а глава института, со своей представительской трибуны, на пресс-конференции выдает перл о национальном долге каждого таджика сменить свою русскосуффиксную фамилию, приходится делать вывод о том, что, мы катимся вниз, потому что начинаем идти по пути голого национализма.

Долг – это обязательство с условием возврата в будущем, а следовательно, мы что-то когда-то получили и должны теперь платить по счетам. Национальный долг сменить фамилию – значит, должны новому государству, из национально-патриотических соображений.

Значит, во-первых, наша страна делает акцент на выделение такой национальности, как таджик среди других национальностей, проживающих в этой стране, и во-вторых, требует таджиков отказаться от прошлого наших предков по отцовской линии (фамилии в наших странах передаются отцу).

А выращивать патриотизм в молодой стране без прошлого возможно только в одном случае – если это прошлое является постыдным. Может быть, в прошлом нашей страны, нашей нации, наших отцов, и вправду есть что-то постыдное, только мы об этом пока не знаем?

В данном случае получается, стыд относится к недавнему советскому прошлому. Но что в нем постыдного?

Может, потому что зачинатели этой моды и лоббисты идей о смене фамилий так сильно стремятся что-то скрыть в своем советском прошлом?

Может быть, они стыдятся того, что тогда пасли овец и баранов, а теперь вдруг стали хозяевами просторных кабинетов?

Аниса Сабири
Журналист

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс