Четверг 29 Октября 2020 19:40
Умед Давлатзод: «Иностранные инвестиции нельзя рассматривать как панацею от всех бед»
24 Декабря 2013

Умед Давлатзод: «Иностранные инвестиции нельзя рассматривать как панацею от всех бед»

В завершение опроса «Озодагон» среди экономистов своим мнением по поводу основных трудностей и достижений таджикской экономики поделился заместитель министра экономического развития Умед Давлатзод.

«Я постараюсь ответить на Ваши вопросы как чиновник, работающий в экономическом блоке правительства», - сказал Давлатзод.

По мнению замминистра, в уходящем 2013 году были несколько событий различного уровня, которые необходимо отметить:
- Первое, на глобальном уровне – в 2013 году мы официально вступили во Всемирную Торговую Организацию. Об экономическом эффекте этого процесса много было написано и сказано, поэтому я не буду их повторять, но хотел бы отметить одно – теперь нам требуется проделать кропотливую работу по унификации нашего внутреннего правового поля к требованиям ВТО, для того, чтобы извлечь максимальную выгоду от интеграции с данной организацией.

Второе – проведение в нашей столице Ежегодного собрания управляющих Исламского банка развития. Может быть, что кто-то читая эти строки, саркастически ухмыляется и сомневается в том, что это достижение. Но я уверен, в том, что информирование сообщества исламского банка развития о возможностях и потенциале нашей экономики это важное достижение.

Третье – наше министерство совместно со свободной экономической зоной «Ишкашим», местными органами власти ГБАО при поддержке наших партнеров по развитию провели Первый международный экономический форум в Бадахшане. Успешным он стал потому, что было охвачено множество вопросов, касающихся потенциала развития СЭЗ «Ишкошим» и туризма.

Другими словами, здесь было гораздо больше практических вопросов чем теории и большая часть предложений этого Форума заложили благоприятную основу для дискуссии на XII заседании Консультативного совета при Президенте Республики Таджикистан по улучшению инвестиционного климата. После прошлогодних хорогских событий (и не всегда объективного освещения в интернет-изданиях со стороны некоторых заинтересованных кругов, которое подпортило международный имидж делового климата нашей республики), проведением этого форума нам удалось доказать, что эта спецоперация была вынужденной мерой для восстановления законности и правопорядка, которую поддержал народ Бадахшана.

И уже через год мы увидели стабильную, благоприятную обстановку в области для привлечения как внутренних, так и внешних инвестиций. Создаются новые рабочие места, развивается инфраструктура туризма. Такими темпами Бадахшан вскоре вполне может стать золотыми вратами Таджикистана.

- Удалось ли привлечь в страну иностранные инвестиции?

- Привлечение иностранных инвестиций нельзя рассматривать, как панацею от всех бед. Как у нас в народе говорят, от произношения слова «халва» во рту слаще не становится. И та оценка, которая была проведена Всемирным банком для рейтинга Doing business 2014, показала, что мы упали на 2 позиции по сравнению с прошлым годом.

Другими словами, мы, принимая определенные нормативно-правовые акты для улучшения бизнес-среды, должны их довести до реального исполнения, которого с точки зрения экспертов Всемирного банка в этом году не наблюдалось. Но одними институциональными преобразованиями обеспечивать привлечения иностранных инвестиций невозможно. Наша малая открытая экономика крайне чувствительна к любым изменениям внутренней и внешней среды. Пока мы не достигнем энергетической независимости, не создадим альтернативных коммуникаций, мы не сможем говорить об улучшении инвестиционного климата.

В течении полугода мы сталкиваемся с энергодефицитом, и какое бы современное технологическое оборудование, под какими бы льготными условиями не завозилось в страну, функционировать на полную мощность оно не сможет. И это никогда не будет привлекательно для любого инвестора.
Поэтому достижение целей, обозначенных в Национальной стратегии развития до 2015 года, останутся актуальны в течение следующего среднесрочного периода.

- Созданы ли в стране равные условия для всех субъектов бизнеса, независимо от формы собственности и личности владельцев?

Отвечая на Ваш вопрос, я хотел бы отметить, что мы всегда будем рассуждать об этом в двух системах координат: де-юре и де-факто. В первой системе – равные условия созданы. Во втором, это зависит от чиновников, сидящих на местах и реализующих этот закон.

Правительство подготовило правовую почву, но мышление предпринимателей, привыкших видеть в государственной власти своего оппонента, мешает им идти на сотрудничество с соответствующими органами, которые эти негативные последствия должны урегулировать. Другими словами, если чиновник позволяет себе превышать полномочия, мало кто из предпринимателей доводит до конца свои претензии к данному чиновнику.

- Происходит ли в стране реальный экономический рост?

Несмотря на то, что многие оппоненты правительства ставят под сомнение государственную статистическую отчетность, даже проведенные исследования независимых международных финансовых организаций, отмечают позитивные моменты экономического роста. Но, к сожалению, по большей части в информационном поле независимых СМИ они не отражаются. Одни СМИ говорят только о темном, другие только о светлом, тогда как сама жизнь разнообразна и поэтому надо совмещать их в единую картину.

Сейчас перед нашим министерством стоит цель перейти от экономического роста к экономическому развитию. Отличия между ними в первую очередь в качестве, то есть, чтоб население ощущало не просто количественный рост макроэкономических показателей, но и упрощение доступа к государственным, социальным, жилищно-коммунальным услугам и их качественного улучшения.

Реализация новой «Стратегия повышения уровня благосостояния населения Республики Таджикистан на 2013 - 2015 годы» уже открыла фронт новых экономических преобразований, призванных создать реальные условия для формирования и развития среднего класса. Сам факт признания его наличия уже говорит о том, что наша экономика развивается в нужном направлении. Конечно не без проблем, но вектор выбран правильно.

- Каковы причины, сдерживающие экономический рост?

- На мой взгляд, главная чума нашей экономики это - коррупция. Преодолеть ее не удалось нигде в мире, но минимизировать можно. Мы часто говорим о механизме подотчетности, прозрачности проведения всяких государственных и иных закупок, торгов, оказания государственных услуг и т.д. Но без наличия адекватных, прежде всего, финансово мотивированных кадров государственной службы трудно достичь той цели, которую мы преследуем, потому, что пока в менеджменте теорию мотивации Маслоу никто не отменял. Фактически уровень доходов частного сектора больше привлекает молодых специалистов. В этом направлении правительством делается очень многое – госслужащим постепенно повышают заработную плату, обеспечивают жилплощадью, отправляют на переподготовку за рубеж, но плоды этих мер, мы сможем пожинать позднее.

Таким образом, в системе государственной службы появятся финансово независимые кадры, и это станет важным шагом на пути к преодолению коррупции в чиновничьих рядах. Но и так, же необходимо разработать эффективные меры наказания. Ибо если мы не сформируем общество, которое не будет отстаивать свои права, как собственника и потребителя, завтра у нас вырастет целое поколение молодых людей с коррупционным мышлением.
Вторым барьером на пути развития нашей экономики я бы обозначил факторы внешней среды. Так как мы являемся малой открытой экономикой, по большей части, импортирующей зарубежные товары и услуги, поэтому любое изменение мировой конъюнктуры сразу сказывается на наших доходах и качества нашей жизни. Другими словами, нам надо уметь прогнозировать ситуацию и адаптироваться к ней заранее, а не постфактум.

Третье – вопрос финансовой прозрачности. Мы говорим о рыночной экономике, создали необходимые атрибуты для формирования рыночной среды, но процесс трансформации у нас продолжается.

Многие наши предприятия только переходят на международные стандарты финансовой отчетности; международные стандарты бухгалтерского учета постепенно внедряются в предприятиях всех форм собственности, но пока тотального охвата – нет, мы получим немножко искаженную информацию для макроэкономического анализа и прогнозирования.

- Решена ли проблема рейдерства в стране, когда лица, связанные с властью, захватывают предприятия?

- Ответ на этот вопрос лежит на поверхности предыдущего вопроса, то есть насколько прозрачна информация в отчетах, которую представляют предприятия государству и общественности. Рейдерский захват имеет и другую сторону. Она заключается в том, что мы о собственниках определенных компаний узнаем уже после того как их имущество было захвачено. Мы сейчас вступаем в тот период, когда нужна социальная ответственность капитала. Постепенно вступает в силу механизм государственно-частного партнерства, создан совет по государственно-частному партнерству. Но механизм корпоративного управления внедрен не во всех холдинговых структурах.

Предприятия, принадлежащие определенной финансовой группе с правовой точки зрения не упорядочены. Для этого нужно разработать закон о холдинге. Чтобы мы могли, если предприятие стратегически важное, если оно чувствительно для того или иного сектора экономики, иметь в совете директоров государственного представителя.

Другой вопрос, который необходимо решить, это вопрос свободного выхода из бизнес-среды любому рыночному агенту. Создан благоприятный климат для вхождения в бизнес в Таджикистане, но не для выхода. Для этого нужен вторичный рынок ценных бумаг. Механизм передачи акции, реальная оценка бизнеса у нас - непрозрачны. Иными словами, люди не могут продать свой бизнес по его реальной стоимости. Вторичный рынок ценных бумаг в такой ситуации выступал бы барометром его настоящей цены.

Другое дело насколько наш бизнес будет готов пройти процедуру раскрытия своих источников, структуры своих расходов и доходов? Ведь открытости сегодня требуют только от деятельности государственных структур. А частный сектор? Необходимо синхронизировать этот процесс с обеих сторон.

Создание новых рабочих мест в отличии от плановой экономики ложится на плечи частного сектора. Государство здесь выступает в качестве главного арбитра, который поддерживает определенное правовое поле для всех участников игры. Но создавая инфраструктуру новых рабочих мест, государство не может повлиять на внешнюю среду. Пока прирост населения будет оставаться высоким, трудно будет создавать достаточное количество рабочих мест, путем опережения естественного прироста населения. Нам необходимо будет ввернуться к программу планирования семьи.

- Решена ли проблема хлопковых хозяйств, которые ранее задолжали миллионы по фьючерсным договорам?

Вопрос хлопкосеющих хозяйств решается в контексте шести компонентов «Программы развития села», которые были поддержаны Всемирным банком и другими донорами. В том числе и списание долгов между хозяйствами и фьючеристами был стартовым шагом в данном направлении.

В рамках этого проекта проводится обучение специалистов на местах, создание консультирующих органов для дехкан, которые призваны информировать их о том, какие культуры в ближайшее время будут наиболее востребованы. Другое направление — это создание структур, которые помогут путем микрофинансирования открыть сельскохозяйственным предприятиям доступ к финансовым ресурсам.

Но на сегодняшний день, процентные ставки остаются высокими. Эту проблему можно решить и иным способом – путем союза вкладчиков и кредиторов. Простым языком это принцип «черной кассы», когда накапливается общая на несколько хозяйств сумма. У вас есть финансовые излишества, но ничего серьезного на них сделать нельзя. А если несколько хозяйств сложат их в общий котел, то накопится достаточная сумма, чтоб кто-то один приобрел, например, технику, а в следующем периоде – другой. Эта система построена на доверии друг другу, и успешно практиковалась в Германии послевоенного периода.

Часто задают вопрос, если производство сельскохозяйственной продукции настолько увеличилось, то почему на рынке так много импортной продукции? Наша продукция – органическая. А за рубежом она продается совсем по другим ценам, чем у нас. Вместо нее нам привозят геномодифицированную продукцию, в итоге за один килограмм таджикского картофеля, дают несколько килограммов пакистанского.

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс