Вторник 16 Июля 2019 15:30
Война на Памире: причины и последствия (часть первая)
14 Июня 2013

Война на Памире: причины и последствия (часть первая)

Скоро исполнится год событиям в Хороге, когда после убийства генерала Назарова, последовала масштабная операция силовиков в Хороге, приведшая к многочисленным жертвам и разрушениям. Читатели сайта \"Озодагон\" представили свое мнение о причинах такого трагичного развития событий.
Предлагаем вам сокращенную версию материала.


\"Убийство генерала спецслужб Абдулло Назарова и последовавшим за ним актом возмездия - войсковой масштабной операцией в Хороге, приведшая к многочисленным жертвам и разрушениям, стали причиной дестабилизации ситуации, которая продолжается до последнего времени.

Только вмешательство Имама Ага Хана, духовного лидера исмаилитов мира, внесло кардинальные перемены в ходе переговоров противоборствующих сторон и обеспечило почву для перехода военной ситуации в мирную стадию и решения конфликта путем переговоров.

На первый взгляд, все предельно ясно: центральная власть показала свою решимость наказать убийц генерала спецслужб; население Хорога, области и всей страны вздохнули с облегчением, что военная операция с применением авиации, артиллерии и специальных подразделения внутренних дел и безопасности была приостановлена; военнослужащие правительственных войск и члены вооруженных группировок Памира будут действовать согласно достигнутого перемирия, то есть без кровопролития.

Имам Ага Хан в очередной раз доказал свою миротворческую миссию. Кажется, что все стороны довольны и конфликт будет предан забвению.

Однако, теперь приходит время размышлений, почему все это произошло? Что стало причиной кровавых разборок? Почему события на Памире вызвали такой мощный общественный резонанс, как внутри, так и за пределами страны? Эти и многие другие вопросы продолжают взбудораживать умы тысячи людей.

Конфликт на Памире вновь обнажил весь спектр противоречий и проблем современного Таджикистана. Чтобы понять, почему после 15-летия подписания Общего соглашения о мире и национальном согласии в Таджикистане (далее в тексе Общее соглашение), страна вновь погружается в очаги вооруженных столкновений, необходимо осмыслить причины, влияющие на ситуацию в стране. Условно эти причины можно подразделить на две группы: внутренние и внешние. Среди внутренних факторов следует указать синдром и рецидивы гражданской войны и постконфликтного восстановления в Таджикистане, особенности ГБАО и его место в политическом раскладе страны, а также политические мотивы, проблемы социально-экономического и духовного развития страны.

Война на Памире: причины и последствия (часть первая)

Дом в Хороге после обстрела


Наиболее актуальными в ряду внешних факторов, влияющих на положение в стране, являются непростые отношения Таджикистана с Россией и Узбекистаном, а также влияние постконфликтных последствий вывода войск антитеррористической коалиции из Афганистана на общую ситуацию с безопасностью в регионе, прежде всего в Таджикистане. Все эти факторы имеют очень тесные причинно-следственные связи и настолько переплетены, что на первый взгляд трудно определить их истинное значение и сущность.

Синдром и рецидивы гражданской войны

Войсковую операцию правительственных сил против вооруженных группировок Памира отчасти можно считать закономерным итогом политического и вооруженного противостояния между проправительственными и оппозиционными силами в новейшей истории Таджикистана. Скоро в Таджикистане торжественно отметят очередную годовщину со дня подписания Общего соглашения. Отдавая дань памяти тысячам жертв войны, правительство Таджикистана и Объединенная Таджикская оппозиция (ОТО) торжественно обязались перед мировым сообществом неукоснительно соблюдать дух и букву национального примирения. Наиболее важными моментами достижения компромисса сторон были взаимные прощение и амнистия участников противостояния; реинтеграция свыше 7 тысячи боевиков ОТО в силовые структуры правительства; выделение 30% квоты представителям ОТО во всех структурах правительства снизу и доверху; легитимность политической партии религиозного характера, и т.д.

Однако в реальности, правительство РТ изначально действовало по принципу разделения страны на «юрчиков» (представители правительства) и «вовчиков» (оппозиционеры), то есть на «победителей» и «побежденных», постепенно выдавило всех сторонников ОТО с занимаемых позиций.

Впоследствии были расформированы и реинтегрированные вооруженные формирования ОТО в состав силовых структур правительства. Многие амнистированные сторонники ОТО по различным причинам вновь были арестованы и посажены в тюрьмы.

Постепенно все заслуги по достижению мира и национального спасения были присвоены только одной стороне конфликта – правительству и лично президенту Эмомали Рахмону. При этом всячески умалялась роль ОТО и ее сторонников, а также принижалась миротворческая роль ООН, стран-гарантов и доноров урегулирования межтаджикского конфликта. Процесс национального примирения в стране методично переходил в процесс формирования культа единоначалия, который постепенно перерастал в авторитарный режим со всеми вытекающими последствиями.

Этим тенденциям в немалой степени способствовало негативное поведение реинтегрированных сил, как правительства, так и оппозиции. Многие полевые командиры и их подчиненные напрямую встали на путь нарушения законов РТ, незаконного обогащения, примкнув к рэкету, контрабанде наркотиков, оружия, захвата чужого имущества и бизнеса.

Фактически они создавали собственные анклавы власти внутри государства, а со временем заявляли претензии и к самой власти.

Президент Эмомали Рахмон, который вначале прихода к власти практически был соподчинен полевым командирам, но со временем полностью освободился от их нажима, а впоследствии различными путями сумел выдавить их полностью из сферы политики и бизнеса.

В 2012 году настал черед боевиков Памира. Почему им была уготована последняя очередь, видимо, связана с тем, что во время гражданской войны они были более самостоятельны как «Силы самообороны Бадахшана», которые напрямую не подчинялись ОТО, хотя оказывали ей тыловую и посредническую поддержку.

Силы самообороны объявили Бадахшан зоной мира и оказывали сопротивление, как правительственным войскам, так и ОТО, чтобы не допустить большой войны на Памире. Поэтому отношение к вооруженным группировкам Памира было неоднозначное и со стороны правительства и со стороны ОТО, которое в дальнейшем трансформировалось в их отчуждении от власти и изолированности от общественных процессов в Таджикистане.

Особенности ГБАО и его отношение к центральной власти

Памирцы времен Советского Союза имели особые привилегии в различных сферах жизни. Прежде всего, на Памире были размещены военные подразделеня – Мургабский, Ишкашимский, Хорогский и Калай-хумбские погранотряды. Часть местного населения получила возможность иметь постоянную работу и хорошие заработки. Работа в хозяйственной сфере ГБАО приравнивалась к двойному коэффициенту, чем в других равнинных регионах страны.

За исключительно короткий срок были построены автомагистрали Хорог-Душанбе и Хорог-Мургаб-Ош, через которые в область осуществлялся досрочный завоз товаров, так как обе дороги закрывались на зиму. Область была полностью электрифицирована, в крупные населенные пункты пришли водопровод, дома были радиофицированы и телефонизированы.

Памирцы по уровню образования на 10000 человек вышли на первое место в Советском Союзе. Отношение памирцев к Советской власти было однозначно положительным. Поэтому одной из причин негативного отношения памирцев к центральной власти Таджикистана стал вывод российских пограничных войск в 2005 году из ГБАО, а затем из Таджикистана в целом. Все прежние привилегии и льготы были утеряны навсегда.

После распада Советского Союза и приобретения Таджикистаном независимости, страна была ввергнута в политико-вооруженное противостояние, переросшее в кровопролитную братоубийственную войну, в ходе которой памирцы оказались разделены на две противоположные стороны.

Причиной послужило поражение кандидата в президенты Давлата Худоназарова (этнического памирца) на президентских выборах в 1991 году, которого поддержали демократические и оппозиционно настроенные к центральной власти силы. Другая часть часть памирцев поддержали правительственную сторону. С этого момента новейшей истории Таджикистана отношение памирцев к центральной власти также было разделено, равно как и отношение центральной власти к представителям ГБАО. Те, кто поддержали центральную власть оказались в фаворе, остальные - в аутсайдерах.

Кардинально позиции памирцев в ГБАО изменились с момента, когда в годы гражданской войны им на помощь пришел Принц Шох Карим Аль Хусайни IV (Имам Ага Хан – духовный лидер Шиитского Имамата Исмаилитов мира), с которым связь памирцев была прервана во времена Советского Союза. Имам Ага Хан оказал не только гуманитарную поддержку своим сторонникам, но и открыл в Таджикистане сеть своих организаций, объединенных в Сеть Ага Хана по развитию (AKDN). Если при СССР памирцы считались наиболее преданным идеям марксизма-ленинизма, социалистическому строю и советскому образу жизни, то теперь осознав себя частью исмаилитского сообщества, насчитывающего 25 миллионов человек в 20 странах мира, исмаилиты-памирцы стали очень активно продвигаться в своей ориентации на Запад.

Это проявляется и в религиозном обучении памирцев, в направлении молодых людей из ГБАО на учебу в престижные западные учебные заведения, в ускоренном изучении английского языка, стремлении молодежи работать в прозападных международных организациях за пределами Таджикистана, выезде на постоянное место жительство на Запад и много другом.

Правительство вначале очень тепло восприняли помощь и поддержку Имама Ага Хана, но постепенно, по мере укрепления своей власти, приступило к методичному воздействию на памирцев с целью ограничить влияние Имама Ага Хана в их сознании и поведении.

Есть данные, о том что в правительстве в 2005 году, возобладало мнение, что нужны меры, направленные на укрепление влияния центральной власти Таджикистана в ГБАО и наоборот, ослабление позиции Имама Ага Хана в области.

Еще один негативный заряд в изменение отношений между центральной властью и памирцами заложило решение правительства Таджикистана о передачи Китаю 1100 км2 территории Восточного Памира, где расположены крупные месторождения золота, драгоценных камней и соли.

Жители Мургабского района лишились лучших пастбищ в этом регионе, ведь яководство является единственным источником их выживания в суровых условиях высокогорья. Среди этнических кыргызов стали превалировать миграционные настроения.

Часть населения Памира восприняла этот акт правительства Таджикистана как вопиющее нарушение Конституции Таджикистана, статья 7 которого гласит «Территория Таджикистана неделима и неприкосновенна. Таджикистан состоит из Горно-Бадахшанской автономной области, областей, городов, районов, поселков и сел. Государство обеспечивает суверенитет, независимость и территориальную целостность Таджикистана Пропаганда и действия, направленные на разделение единства государства, запрещаются».

Другая часть людей считает, что торг с Китаем был неуместен, когда взамен 2 миллиардов долларов китайских кредитов по ставке 2% годовых, Таджикистан отдал часть территории Памира, чтобы некоторые таджикские нувориши построили частные предприятия или облагали данью население страны за проезд на дорогах, построенных на эти кредиты.

В настоящее время положение ГБАО в политическом раскладе внутри Таджикистана формально определяется конституционным законом РТ «О Горно-Бадахшанской автономной области».

Статус автономности ГБАО получила 2 января 1925 года, который был сопряжен с ее общеизвестными историческими, этно-культурными и географическими особенностями, а также ее ролью и местом в геополитическом раскладе между великими державами в прошлом и настоящем. Однако после распада бывшего Советского Союза данный закон был настолько изменен, что практически его права на автономность потеряли всякую значимость.

Руководители ГБАО, городов и районов области, начальники областных управлений всех правоохранительных органов, включая ГКНБ и МВД, назначаются президентом. Областной Маджлис не имеет никаких полномочий по определению внешних границ области и развития взаимовыгодных торговых отношений с сопредельными приграничными регионами и странами. Маджлис не имеет полномочий даже по определению названий джамоатов и населенных пунктов, не говоря о названиях городов и районов.

В результате из обихода вытесняются древние названия населенных пунктов Памира, к примеру, Дарморахт, Сучон, Миденшор, Сохчарв и друге. Даже сам топоним «Памир» произносить публично запрещено негласно, он заменен синонимом «Бадахшан».

Неразвитость экономики, социальной сферы и инфраструктуры оставляют ГБАО быть дотационной для центральной власти, что является предметом постоянных укоров и упреков в адрес ГБАО со стороны центрального правительства. Поскольку Администрация ГБАО не имеет права пользоваться своими сырьевыми и минеральными ресурсами и недрами, то оно не в состоянии профинансировать даже самые малые проекты по социально-экономическому развитию регионов области.

Доходные источники бюджета области полностью переподчинены Министерству финансов; даже для строительства школ и больниц администрация вынуждена просить Минфин выделять необходимые средства, которые ей предназначены Госбюджетом. Поэтому подавляющая часть экономические активного населения Памира находится сейчас на заработках в Российской Федерации и других странах мира.

С другой стороны представители ГБАО этнические памирцы традиционно были представлены во всех ветвях власти на уровне первых лиц или их заместителей. Нынешняя власть формально соблюдает эту традицию с той лишь разницей, что во-первых, уровень представительства памирцев в органах власти намного снижен, а во-вторых, представляемые кандидатуры отличаются полной лояльностью к властям.

К примеру, при Советской власти представители ГБАО занимали посты Спикера Парламента, министра внутренних дел, заместителей министров образования, здравоохранения и другие. В настоящее время этнические памирцы занимают позиции Президента Академии наук РТ, министра труда и социальной защиты населения РТ, зам Спикера нижней палаты парламента и др.

Политические мотивы
Парадокс политической ситуации в новейшей истории Таджикистана состоит в том, что место бывших полевых командиров в сфере бизнеса и политики постепенно заняли многочисленные родственники высокопоставленных чиновников.

Таким образом, создана «семейная» монополия на использования имеющихся ресурсов и бизнеса, чтобы преградить другим доступ к ним.

Поскольку Таджикистан, за исключением горных массивов, очень маленькая страна с ограниченными ресурсами, то доступ к материальным благам и их распределению происходит за счет повторного перераспределения этих ресурсов. Это временами приводит к конфликту интересов.

Другой важной причиной из ряда политических мотивов является подготовка к президентским выборам 2013 года. Президент Эмомали Рахмон возглавляет Таджикистан с 6 ноября 1992 года, то есть практически 20 лет. За это время он путем применения разного рода политтехнологий сумел трижды внести изменения в Конституцию страны и закрепить режим личной власти, сконцентрировав в своих руках наиболее важные полномочия всех ветвей власти. Эмомали Рахмон является Президентом Республики Таджикистан, Председателем Совета Министров страны, Главнокомандующим вооруженными силами республики, Председателем Совета безопасности РТ, Председателем НДПТ и руководителем различных национальных и международных фондов и учреждений. Сейчас ему 60 лет (исполнится 5 октября 2012 года) и он намерен принять участие в следующих президентских выборах.

Поскольку избирательная система Таджикистана практически находится в подчинении исполнительной власти, прежде всего, Исполнительного аппарата президента РТ, мало кто сомневается в очередной победе Эмомали Рахмона. Однако, этим планам могут помешать некоторые обстоятельства, о которых речь пойдет в следующих разделах\".

Продолжение следует

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс