Четверг 30 Января 2020 01:29
Понять Каримовых
15 Ноября 2013

Понять Каримовых

Почему узбекская поп-звезда и принцесса внезапно начала выставлять напоказ грязное белье диктатуры?

Прожив 25 лет под властью известного своей жестокостью диктатора, Узбекистан почувствовал возвращение политики.

Ну, это не та политика, которую мы обычно представляем себе. В стране по-прежнему под запретом оппозиционные партии, средства массовой информации не обладают достаточной свободой, чтобы работать независимо, и любой, кто выйдет из строя, скорее всего, окажется за решеткой, в изгнании или на кладбище.

Общий бандитский характер режима не меняется, но определенного рода политика все-таки появляется в форме открытого соперничества за власть между двумя ее ведущими представителями: Рустамом Иноятовым, возглавляющим страшную Службу национальной безопасности Узбекистана (СНБ), и Гульнарой Каримовой — светской львицей международного масштаба, амбициозным дизайнером модной одежды, поп-звездой, магнатом бизнеса и старшей дочерью президента Ислама Каримова. В списке возможных претендентов есть еще два человека: заместитель премьер-министра Рустам Азимов и премьер-министр Шавкат Мирзияев.

Каримова недавно оказалась в самом центре этого спектакля, поскольку в ее адрес посыпались многочисленные обвинения. За границей она несколько месяцев тому назад уже лишилась должности посла при ООН в Женеве. Ее обвиняют в мошенничестве и коррупции во Франции, в Швеции и в Швейцарии.

Дома дела у нее тоже складываются не лучшим образом. Прокуратура арестовала одного из ее ближайших сподвижников. Власти начали расследование по факту исчезновения и предполагаемого дурного обращения с другим бывшим членом администрации, который, по мнению Каримовой, вроде бы обманул ее. Она утверждает, что кто-то избил ее телохранителей. Правительство, похоже, заморозило часть ее банковских счетов, и ей якобы запретили выезжать за пределы страны. Кроме того, идет как минимум три отдельных официальных расследования деятельности ее благотворительных фондов, которые она часто использует для сокрытия своей репутации «самого ненавистного человека в стране», как сообщается в одной американской дипломатической депеше.

Считается, что за волной беспрецедентных атак на Каримову стоит человек, способный составить этой женщине конкуренцию в борьбе за вышеупомянутое позорное звание. Это Иноятов, который может действовать в сговоре с другими ее соперниками. Будучи главным головорезом в подчинении у президента, и отвечая за мощную систему политического гнета в Узбекистане, Иноятов, казалось бы, меньше всего способен и готов к посягательствам на родную кровь своего босса. Но разговоры идут именно об этом.

Существуют три основных теории по поводу происходящего. Первая состоит в том, что здоровье у Каримова ухудшается, и он уже не в состоянии как прежде контролировать соперничающую между собой элиту. Правда, слухи об ухудшающемся здоровье президента неоднократно возникали и прежде.

Вторая теория заключается в том, что Каримов, наконец, узнал, чем его «Гугуша» (так он называет свою любимицу, и это стало ее сценическим псевдонимом, под которым она выступает на сцене) занимается за границей, и решил осадить ее. Возможно, он, наконец, узнал о финансовых скандалах в Европе. А может, он выяснил, что Гульнара общается в «Твиттере» с правозащитниками и журналистами — а ведь это абсолютное табу в стране, которая не позволяет иностранцам совать нос в ее дела. Иностранные корреспонденты редко получают визы, но их часто депортируют, когда они пытаются посетить Узбекистан. Международные правозащитные организации в страну не пускают, она неоднократно отказывала во въезде докладчикам ООН, и Ташкент не разрешает спокойно работать в Узбекистане даже Международному Красному Кресту. Ходят также слухи о том, что Каримова раздражает неутолимая страсть его дочери к публичности. Наверное, президент почувствовал, что ее привычка твитить собственные фотографии в позе йоги и в откровенных одеждах является неподобающей для посла и для первой дочери.

Третья теория состоит в том, что отец и дочь замыслили некую изощренную военную хитрость, дабы проверить лояльность всех остальных. Усман Хакназаров (это литературный псевдоним анонимного автора, пишущего эксклюзивные статьи о правящей семье) утверждает, что вся эта история является уловкой, направленной на то, чтобы «репатриировать» полученные нечестным путем богатства Гульнары прямо в государственную казну. Звучит это как-то уж очень сложно и запутанно, но многие люди считают, что Каримов контролирует каждый шаг и каждое событие в своей стране. В конце концов, ему принадлежит абсолютная власть в Узбекистане на протяжении четверти века.

Однако подлинная причина этого нового раскола менее важна, чем его публичность. Таких открытых разногласий в рядах высокопоставленной элиты и узбекского руководства не было никогда — ведь оно, как и любой авторитарный режим, питает отвращение ко всякому инакомыслию (особенно когда такое инакомыслие проявляется в окружении властной верхушки). Это что-то новое. А если вы следите за Узбекистаном и изголодались по событиям и информации, то это для вас очень важно.

Конечно, это никак не меняет повседневную действительность для большей части населения. Десятки мирных деятелей оппозиции, правозащитников и журналистов сидят за решеткой лишь из-за того, что проявили гражданскую активность. Еще несколько тысяч мусульман, а также многие христиане брошены в тюрьму по политически мотивированным обвинениям лишь за то, что следуют своим религиозным убеждениям вне рамок жесткого государственного контроля. Нет в стране и свободы собраний. В 2005 году правительственные войска расстреляли сотни мирных демонстрантов, вышедших на акцию протеста в восточном городе Андижане.

Пытки в полицейских участках и в тюрьмах превратились в систему. История о том, как одного заключенного несколько лет тому назад сварили заживо, стала легендой, но она вряд ли является уникальной. Так, всего два месяца тому назад полиция города Паркента, обвинив 24-летнего Захида Уматалиева в краже мобильного телефона, долгое время избивала его, нанося резиновыми дубинками удары по ногам, голове, лицу и телу. Когда его осудили на 15 суток на основании сфабрикованных обвинений в сопротивлении при аресте, мужчину зверски били следующие шесть дней, добиваясь от него признательных показаний.

В стране нет свободы слова. Независимые журналисты регулярно оказываются за решеткой. Например, в сентябре власти арестовали журналиста Сергея Наумова, известного своими независимыми репортажами и материалами. Похоже, что обстоятельства ареста были подстроены специально с тем, чтобы помешать ему заниматься своей работой.

Кроме того, в Узбекистане существует традиция тяжкого принудительного труда (в том числе, детского) на уборке хлопка. Каждый год государство заставляет миллионы граждан — студентов, врачей, медсестер и учителей — оставлять своих семьи, и на несколько недель отправляет их в поля на сбор хлопка, где они подвергаются пагубному воздействию пестицидов и работают в тяжелых погодных условиях. За свою работу они почти ничего не получают, а вот элита обогащается на этом.

Тот спор, который мы наблюдаем сегодня между Иноятовым и Каримовой, в конечном итоге ведется как раз за эту империю гнета и ее трофеи. В отсутствие демократических институтов по урегулированию конфликтов логика авторитаризма дает мало шансов на достижение компромиссов. В этой игре победитель забирает все. Но кто бы ни победил, печальная действительность такова, что узбекский народ в любом случае окажется в проигрыше, если новые руководители не пойдут на существенное улучшение ситуации в области прав человека и не позволят гражданам страны принимать весомое участие в ее политике.

Очень трудно себе представить, что шеф тайной полиции Иноятов или любой другой человек, которого он может поддержать в борьбе за власть, согласится на содержательные и позитивные перемены. Каримова также не дает особого повода для надежд. Да, она на прошлой неделе попыталась поговорить в «Твиттере» о пытках своих телохранителей, но ее жалобы звучат неубедительно, поскольку будучи представителем Узбекистана в ООН в Женеве (где расположен Совет по правам человека этой организации), она отказалась беседовать с нами на тему регулярных пыток в своей стране. Она так и не ответила на то подробное письмо, которое мы ей написали, хотя обещала сделать это в «Твиттере». И она никогда не давала никаких намеков на то, что собирается серьезно улучшить ситуацию с правами человека в Узбекистане, которая просто отвратительна.

Короче говоря, в этой борьбе за власть ни одна из сторон своими прошлыми и настоящими действиями не указывает на то, что ситуация в Узбекистане может измениться к лучшему. На самом деле, все может стать намного хуже.

Узбекистан — это исключительно закрытая страна, где самовластное единство при Каримове никем не оспаривается. Поэтому никто не может сказать наверняка, что будет теперь, когда начали появляться эти маленькие трещины. Такой раскол наверху является беспрецедентным, и из-за этого у людей могут появиться самые разные идеи. Кто-то может посчитать, что время Каримова подходит к концу, и что власть оказалась бесхозной. Но если возникают сомнения в прочности власти Каримовых, то такие же сомнения могут возникнуть и в отношении Иноятова. А в Центральной Азии? и в Афганистане широко распространены радикальные идеи, и активно действуют группировки вооруженных боевиков.

В данный момент такой апокалиптический сценарий кажется маловероятным. Но когда авторитарное государство начинает ослабевать — и особенно если у такого государства длинный список ужасных преступлений — там на свободу могут вырваться такие силы, о которых никто и подумать не мог. Кто мог предугадать развитие событий в Сирии?

Вот почему Соединенные Штаты Америки, Европейский Союз и прочие ключевые государства должны публично призвать узбекские власти к ответу за их серьезные нарушения прав человека. Долгие годы Вашингтон и Брюссель давали Узбекистану карт-бланш, поднимая вопрос о правах человека только за закрытыми дверями. Они сняли ограниченные санкции против Ташкента, которые были введены после кровавых событий в Андижане, хотя Каримов не принял практически никаких мер по улучшению ситуации. Его посчитали слишком полезным, чтобы чрезмерно осуждать — ведь после 11 сентября и начала афганской интервенции география сделала Каримова лучшим союзником. На него смотрели как на «гаранта стабильности» в регионе. И это действительно так — хотя такая стабильность обеспечивалась Каримовым не самыми благовидными методами.

Проблема в том, что сейчас эта стабильность постепенно расшатывается. Вашингтон и Брюссель не могут предугадать и контролировать исход нынешнего узбекского эксперимента с политикой, но им следует активнее демонстрировать миллионам простых граждан Узбекистана, следящих за развитием этой драмы, что отношения США и ЕС с Ташкентом будут определять права человека, а не имя нового лидера.

Эндрю Штроляйн, Стив Свердлов
\"Foreign Policy\", США


\"Перевод Иносми\"

Комментарии:

Имя*

E-Mail

Комментарий


Пока комментариев нет (

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ


АРХИВ

« »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс